Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

2

Гершкович заметил Маргариту, быстро шедшую к нему с маленьким свертком в руках. В свертке были пирожки, и жирные пятна от  них проступили на бумаге.

    Лицо у Маргариты было красное, жалкое,  грудь  волновалась  от  быстрой ходьбы.

    - Привет в Одессу, - сказала она, - привет...

    - Спасибо, - ответил Гершкович, взял пирожки, поднял брови, над  чем-то подумал и сгорбился.

    Раздался третий звонок. Они протянули друг другу руки.

    - До свидания, Маргарита Прокофьевна.

    - До свидания, Элья Исаакович.

    Гершкович вошел в вагон. Поезд двинулся.

          ШАБОС-НАХАМУ (Из цикла "Гершеле")

    Было утро, был вечер - день пятый. Было утро,  наступил  вечер  -  день шестой. В шестой день - в пятницу вечером - нужно помолиться;  помолившись - в праздничном капоре пройтись по местечку и к ужину поспеть домой.  Дома еврей выпивает рюмку водки, - ни бог, ни Талмуд не  запрещают  ему  выпить две, - съедает фаршированную рыбу и  кугель  с  изюмом.  После  ужина  ему становится весело. Он рассказывает жене истории, потом спит,  закрыв  один глаз и открыв рот. Он спит, а Гапка в кухне слышит музыку - как  будто  из местечка пришел слепой скрипач, стоит под окном и играет.

    Так водится у каждого еврея. Но каждый еврей - это не Гершеле.  Недаром слава о нем прошла по  всему  Острополю,  по  всему  Бердичеву,  по  всему Вилюйску.

    Из шести пятниц Гершеле праздновал одну. В  остальные  вечера  -  он  с семьей сидели во тьме и в холоде. Дети плакали. Жена швыряла укоры. Каждый из них был тяжел, как булыжник. Гершеле отвечал стихами.

    Однажды  -  рассказывают  такой    случай    -    Гершеле    захотел    быть предусмотрительным. В среду он отправился  на  ярмарку,  чтобы  к  пятнице заработать денег. Где есть ярмарка - там есть пан.  Где  есть  пан  -  там вертятся десять евреев. У десяти евреев не заработаешь  трех  грошей.  Все слушали шуточки  Гершеле,  но  никого  не  оказывалось  дома,  когда  дело подходило к расчету.

    С желудком пустым, как духовой инструмент, Гершеле поплелся домой.

    - Что ты заработал? - спросила у него жена.

    - Я заработал загробную жизнь, - ответил  он.  -  И  богатый  и  бедный обещали мне ее.

    У жены Гершеле было только  десять  пальцев.  Она  поочередно  загибала каждый из них. Голос ее гремел, как гром в горах.

    - У каждой жены - муж как муж. Мой же только и умеет, что кормить  жену словечками. Дай бог, чтобы к Новому году у него отнялся язык,  и  руки,  и ноги.

    - Аминь, - ответил Гершеле.

    - В каждом окне горят свечи, как будто дубы зажгли в домах. У  меня  же свечи тонки, как спички, и дыму от них столько, что он рвется к небесам. У всех уже поспел белый хлеб, а мне муж принес дров мокрых, как  только  что вымытая

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту