Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

3

коса...

    Гершеле не обмолвился ни единым  словом  в  ответ.  Зачем  подбрасывать поленьев в огонь, когда он и без того горит ярко? Это первое. И что  можно ответить сварливой жене, когда она права? Это второе.

    Пришло время, жена устала кричать. Гершеле отошел,  лег  на  кровать  и задумался.

    - Не поехать ли мне к рабби Борухл? - спросил он себя.

    (Всем известно, что рабби Борухл страдал черной меланхолией и для  него не было лекарства лучшего, чем слова Гершеле.)

    - Не поехать ли мне к рабби Борухл? Служки цадика  дают  мне  кости,  а себе берут мясо. Это правда.  Мясо  лучше  костей,  кости  лучше  воздуха. Поедем к рабби Борухл.

    Гершеле встал и пошел запрягать лошадь. Она взглянула на него строго  и грустно.

    "Хорошо, Гершеле, - сказали ее глаза, -  ты  вчера  не  дал  мне  овса, позавчера не дал мне овса, и сегодня я  ничего  не  получила.  Если  ты  и завтра не дашь мне овса, то я должна буду задуматься о своей жизни".

    Гершеле не выдержал внимательного взгляда,  опустил  глаза  и  погладил мягкие лошадиные губы. Потом он вздохнул так шумно, что лошадь все поняла, и решил: "Я пойду пешком к рабби Борухл".

    Когда Гершеле отправился в путь - солнце высоко стояло на небе. Горячая дорога убегала вперед. Белые  волы  медленно  тащили  повозки  с  душистым сеном. Мужики, свесив ноги, сидели на высоких возах и помахивали  длинными кнутами. Небо было синее, а кнуты черные.

    Пройдя часть дороги - верст пять, - Гершеле приблизился к лесу.  Солнце уже уходило со своего места. На  небе  разгорались  нежные  пожары.  Босые девочки  гнали  с  пастбища  коров.  У  каждой  из    коров    раскачивалось наполненное молоком розовое вымя.

    В  лесу  Гершеле  встретила  прохлада,  тихий  сумрак.  Зеленые    листы склонялись друг к другу, гладили друг друга плоскими  руками  и,  тихонько пошептавшись в вышине, возвращались к себе, шелестя и вздрагивая.

    Гершеле не внимал их шепоту. В желудке его играл оркестр такой большой, как на балу у графа Потоцкого. Путь  ему  лежал  далекий.  С  боков  земли спешила легкая тьма, смыкалась над головою Гершеле и развевалась по земле. Недвижимые фонари зажглись на небе. Земля замолчала.

    Настала ночь, когда  Гершеле  подошел  к  корчме.  В  маленьком  окошке светился огонек. У окошка в теплой комнате сидела хозяйка  Зельда  и  шила пеленки. Живот ее был столь велик, точно  она  собиралась  родить  тройку. Гершеле взглянул на ее маленькое  красное  личико  с  голубыми  глазами  и поздоровался.

    - Можно у вас отдохнуть, хозяйка?

    - Можно.

    Гершеле сел. Ноздри его раздувались, как кузнечные мехи.  Жаркий  огонь сверкал в печи. В большом котле кипела  вода,  обдавая  пеной  белоснежные вареники. В золотистом

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту