Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

4

супе покачивалась жирная курица. Из  духовой  несся запах пирога с изюмом.

    Гершеле сидел на лавке, скорчившись, как роженица перед родами. В  одну минуту  в  его  голове  рождалось  больше  планов,  чем  у  царя  Соломона насчитывалось жен.

    В комнате было тихо, кипела  вода,  и  качалась  на  золотистых  волнах курица.

    - Где ваш муж, хозяйка? - спросил Гершеле.

    - Муж уехал к пану платить  деньги  за  аренду.  -  Хозяйка  замолчала. Детские ее глаза выпучились. Она сказала вдруг: - Я вот сижу здесь у  окна и думаю. И я хочу вам задать вопрос, господин еврей. Вы,  наверное,  много странствуете по свету, учились у ребе и знаете про нашу жизнь. Я ни у кого не училась. Скажите, господин еврей, скоро ли придет  к  нам  шабос-нахаму [еврейский праздник]?

    "Эге, - подумал Гершеле. - Вопросец хорош. Всякая  картошка  растет  на божьем огороде..."

    -  Я  вас  спрашиваю  потому,  что  муж  обещал  мне  -  когда    придет шабос-нахаму, мы поедем к мамаше в гости. И платье я тебе куплю,  и  парик новый, и к рабби Моталэми поедем просить, чтобы у нас родился  сын,  а  не дочь, - все это тогда, когда придет шабос-нахаму. Я думаю - это человек  с того света?

    - Вы не ошиблись, хозяйка, - ответил Гершеле. -  Сам  бог  положил  эти слова на ваши губы... У вас будет и сын и дочь. Это я и есть шабос-нахаму, хозяйка.

    Пеленки сползли с колен Зельды. Она поднялась, и маленькая  ее  головка стукнулась о перекладину, потому что Зельда была высока и жирна, красна  и молода. Высокая грудь ее походила на два тугих  мешочка,  набитых  зерном. Голубые глаза ее раскрылись, как у ребенка.

    - Это я и есть шабос-нахаму, - подтвердил Гершеле. - Я иду  уже  второй месяц, хозяйка, иду помогать людям. Это длинный путь - с  неба  на  землю. Сапоги мои изорвались. Я привез вам поклон от всех ваших.

    - И от тети Песи, - закричала женщина, - и от папаши, и от тети  Голды, вы знаете их?

    - Кто их не знает? - ответил Гершеле. -  Я  говорил  с  ними  так,  как говорю теперь с вами.

    - Как они живут там? - спросила хозяйка, складывая дрожащие  пальцы  на животе.

    - Плохо живут, - уныло промолвил Гершеле. - Как может  житься  мертвому человеку? Балов там не задают...

    Хозяйкины глаза наполнились слезами.

    - Холодно там, - продолжал Гершеле, - холодно и голодно. Они  же  едят, как ангелы. Никто на том свете не имеет права кушать больше,  чем  ангелы. Что ангелу надо? Он хватит глоток воды, ему довольно. Рюмочку водки вы там за сто лет не увидите ни разу...

    - Бедный папаша... - прошептала пораженная хозяйка.

    - На Пасху он возьмет себе одну латку. Блин ему хватает на сутки...

    - Бедная тетя Песя, - задрожала хозяйка.

    - Я сам голодный хожу, - склонив набок 

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту