Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

6

корчмарь, пустившийся в погоню за господином шабос-нахаму.

    Поравнявшись с  голым  Гершеле,  обнявшим  дерево,  корчмарь  остановил лошадь,  и  лицо  его  сделалось  таким    же    глупым,    как    у    монаха, повстречавшегося с дьяволом.

    - Что вы делаете здесь? - спросил он прерывистым голосом.

    - Я человек с того света, - ответил Гершеле  уныло.  -  Меня  ограбили, забрали важные бумаги, которые я везу к рабби Борухл...

    - Я знаю, кто вас ограбил, - завопил корчмарь. - И у меня счеты с  ним. Какой дорогой он убежал?

    - Я не могу сказать, какой дорогой, - горько прошептал Гершеле. -  Если хотите, дайте мне вашу лошадь, я догоню его в мгновенье.  А  вы  подождите меня здесь. Разденьтесь, станьте у дерева, поддерживайте его, не отходя ни на шаг до моего приезда. Дерево это - священное, много вещей в нашем  мире держится на нем...

    Гершеле недолго нужно было всматриваться в человека, чтобы узнать,  чем человек дышит. С первого взгляда он понял, что муж недалеко ушел от жены.

    И вправду, корчмарь разделся, встал у дерева. Гершеле сел на повозку  и поскакал. Он откопал свои вещи, взвалил их на телегу  и  довез  до  опушки леса.

    Там Гершеле снова взвалил узел на плечи и, бросив  лошадь,  зашагал  по дороге, которая вела прямо к дому святого рабби Борухл.

    Было уже утро. Птицы пели, закрыв  глаза.  Лошадь  корчмаря,  понурясь, повезла пустую телегу к тому месту, где она оставила своего хозяина.

    Он ждал ее, прижавшись к дереву, голый под лучами восходившего  солнца. Корчмарю было холодно. Он переминался с ноги на ногу.

          ВЕЧЕР У ИМПЕРАТРИЦЫ (Из петербургского дневника)

    В кармане кетовая икра и фунт хлеба. Приюта нет. Я  стою  на  Аничковом мосту, прижавшись к клодтовым коням. Разбухший вечер двигается с  Морской. По Невскому, запутанные в вату,  бродят  оранжевые  огоньки.  Нужен  угол. Голод пилит меня, как неумелый мальчуган скрипичную струну. Я перебираю  в памяти квартиры, брошенные буржуазией. Аничков дворец вплывает в мои глаза всей своей плоской громадой. Вот он - угол.

    Проскользнуть через вестибюль незамеченным - это нетрудно. Дворец пуст. Неторопливая  мышь  царапается  в  боковой    комнате.    Я    в    библиотеке вдовствующей императрицы Марии Федоровны.  Старый  немец,  стоя  посредине комнаты, закладывает в уши вату. Он собирается уходить. Удача целует  меня в губы, Немец мне знаком. Когда-то я напечатал бесплатно его заявление  об утере паспорта. Немец принадлежит  мне  всеми  своими  честными  и  вялыми потрохами. Мы решаем - я буду ждать Луначарского в библиотеке, потому что, видите ли, мне надобен Луначарский.

    Мелодически тикающие часы смыли немца из комнаты. Я  один.  Хрустальные шары пылают надо мной желтым

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту