Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

34

Раиса  возила  меня  на острова. Я не утерпел  и  рассказал  ей  о  моем  детстве.  Рассказ  вышел мрачным, к собственному моему удивлению. Из-под кротовой шапочки  на  меня смотрели блестящие попуганные глаза. Рыжий мех ресниц жалобно вздрагивал.

    Я познакомился с мужем Раисы - желтолицым  евреем  с  голой  головой  и плоским сильным телом, косо устремившимся к полету.  Ходили  слухи  о  его близости к Распутину. Барыши, получаемые им на военных поставках,  придали ему вид одержимого. Глаза его блуждали, ткань  действительности  порвалась для него.  Раиса  смущалась,  знакомя  новых  людей  со  своим  мужем.  По молодости лет я заметил это на неделю позже, чем следовало.

    После нового года к Раисе приехали из Киева две  ее  сестры.  Я  принес как-то рукопись "Признания"  и,  не  застав  Раисы,  вернулся  вечером.  В столовой обедали. Оттуда  доносилось  серебристое  кобылье  ржанье  и  гул мужских  голосов,  неумеренно  ликующих.  В  богатых  домах,  не    имеющих традиций, обедают шумно. Шум был  еврейский  -  с  перекатами  и  певучими окончаниями. Раиса вышла ко мне в бальном платье с голой  спиной.  Ноги  в колеблющихся лаковых туфельках ступали неловко.

    - Я пьяна, голубчик. - И  она  протянула  мне  руки,  унизанные  цепями платины и звездами изумрудов.

    Тело ее качалось, как тело змеи, встающей под  музыку  к  потолку.  Она мотала завитой головой,  бренча  перстнями,  и  упала  вдруг  в  кресло  с древнерусской резьбой. На пудреной ее спине тлели рубцы.

    За стеной еще раз взорвался женский смех. Из столовой  вышли  сестры  с усиками,  такие  же  полногрудые  и  рослые,  как  Раиса.  Груди  их  были выставлены вперед, черные волосы развевались. Обе были замужем  за  своими собственными Бендерскими. Комната наполнилась бессвязным женским весельем, весельем зрелых  женщин.  Мужья  закутали  сестер  в  котиковые  манто,  в оренбургские платки, заковали их в черные  ботики;  под  снежным  забралом платков остались только нарумяненные пылающие щеки, мраморные носы и глаза с семитическим близоруким блеском. Пошумев, они уехали в театр, где давали "Юдифь" с Шаляпиным.

    - Я хочу работать, - пролепетала Раиса, протягивая  голые  руки,  -  мы упустили целую неделю...

    Она принесла из столовой бутылку и два бокала. Грудь ее свободно лежала в шелковом мешке платья; соски выпрямились, шелк накрыл их.

    - Заветная, -  сказала  Раиса,  разливая  вино,  -  мускат  восемьдесят третьего года. Муж убьет меня, когда узнает...

    Я никогда не имел дела с мускатом 83 года и  не  задумался  выпить  три бокала один за другим. Они тотчас же увели  меня  в  переулки,  где  веяло оранжевое пламя и слышалась музыка.

    - Я пьяна, голубчик... Что у нас сегодня?

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту