Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

37

говорит  Харченко),  что никуда не сдвинешь... Удивились мы дня два тому назад, он спросил,  почему я не  поздравляю.  Я  ответила:  кого  поздравлять  -  его  или  советскую власть?.. Он понял,  вильнул,  сказал:  "Звоните..."  Об  этом  немедленно пронюхала супруга. Вчера - звонок:  "Клавдюша,  мы  теперь  прикреплены  к ГОРТ, если тебе нужно что из белья..." Я ответила, что надеюсь  дожить  до мировой революции со своей собственной книжкой...

    Теперь - о себе. Да будет тебе известно - я управделами Нефтесиндиката. Намечалось  давно,  я  отказывалась.  Мои    доводы    -    неспособность    к канцелярской работе и затем желание  поступить  в  Промакадемию...  Вопрос четыре раза стоял на бюро, пришлось согласиться, теперь не  раскаиваюсь... Отсюда ясная картина предприятия, кое-что  удалось  сделать,  организовала экспедицию на нашу  часть  Сахалина,  усилила  разведку,  много  занимаюсь Нефтяным институтом. Зинаида при мне. Она здорова, скоро родит,  перипетий было много... О беременности Зинаида сказала своему  Максу  Александровичу (я зову его Макс и Мориц) поздно,  пошел  четвертый  месяц.  Он  изобразил восторг, запечатлел на Зинаидином лбу ледяной поцелуй и потом дал  понять, что  ему  предстоит  великое  научное  открытие,  мысли  его    далеки    от действительной    жизни,    нельзя    себе    вообразить    что-нибудь      более неприспособленное к семейной жизни, чем он, Макс Александрович  Шоломович, но, конечно, он не задумается от всего  отказаться  и  прочее,  и  прочее, прочее... Зинаида, будучи  женщиной  двадцатого  столетия,  заплакала,  но характер выдержала... Ночью она не спала, задыхалась, вытягивала шею. Чуть свет,  непричесанная,  страшная,  в  старой  юбке  помчалась  в  Гипромез, наговорила ему, что она просит забыть вчерашнее, ребенка она уничтожит, но никогда  этого  людям  не  простит...  Все  это  происходит    в    коридоре Гимпромеза, в толкучке. Макс и Мориц краснеет, бледнеет, бормочет:

    - Надо созвониться, встретиться...

    Зинаида не дослушала, полетела ко мне и объявила:

    - Завтра на работу не выйду!

    Меня взорвало, сдерживаться не  сочла  нужным  и  левиты  прочитала  ей по-настоящему... Подумать только - девке четвертый  десяток,  красотой  не блещет, хороший мужик на нее не  высморкается,  подвернулся  этот  Макс  и Мориц (и то не на нее, а на чужую расу,  на  предков-аристократов  полез), запопала от него штучку, держи, расти... Метисы  от  евреев  очень  хороши получаются, мы знаем, - погляди, какой экземпляр  у  Ани,  -  да  и  когда рожать, если не теперь, когда мускулы живота еще  действуют,  когда  можно еще плод этот выкормить?! На все один ответ: "Я не  могу,  чтобы  у  моего ребенка не  было  отца",  то  есть

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту