Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

40

переводил с немецкого техническую книгу. Ты бы, Даша, "черта" не узнала  - он присмирел, съежился, притих. Меня это мучает... Целый день гнет спину в Госплане, вечером - переводы.

    - Зинаида родит, - я ему говорю. - Как  назвать  мальчика?  (О  девочке никто не помышляет). - Решили - Иваном, - Юрии и Леониды надоели...  Будет он парень, наверное, сволочеватый, с острыми зубами, зубов - на шестьдесят человек. Горючего мы ему наготовили, будет катать барышень  куда-нибудь  в Ялту, в Батум, - не то, что нас - на Воробьевы горы... До свидания,  Даша. "Черт" напишет отдельно. Как твои дела?

    Клавдия.

    ...Строчу у себя на службе,  над  головой  грохот,  с  потолка  валится штукатурка. Дом наш, оказывается, еще крепок, к прежним четырем этажам  мы пристраиваем еще четыре. Москва вся разрыта, в окопах,  завалена  трубами, кирпичами, трамвайные линии перепутаны, ворочают хоботом привезенные из-за границы машины, трамбуют, грохочут,  пахнет  смолой,  дым  идет,  как  над пожарищем... Вчера на  Варварской  площади  видела  одного  парня...  Рожа широкая, красная бритая голова блестит, косоворотка  без  пояса,  на  босу ногу сандалии. Прыгали мы с  ним  с  кочки  на  кочку,  с  горы  на  гору, вылезали, снова проваливались...

    - Вот она, когда сражения пошла, - он мне говорит. - Теперь, барышня, в Москве самый фронт, самая война...

    Рожа добрая, улыбается, как ребенок. Так его и вижу перед собой..."

          УЛИЦА ДАНТЕ

    От пяти до семи гостиница наша  "Hotel  Danton"  [отель  Дантон  (фр.)] поднималась в воздух от стонов любви. В номерах орудовали мастера. Приехав во Францию с убеждением, что народ ее обессилел, я  немало  удивился  этим трудам. У нас женщину не доводят до такого накала, далеко нет.  Мой  сосед Жан Бьеналь сказал мне однажды:

    - Mon vieux, за тысячу лет нашей истории мы  сделали  женщину,  обед  и книгу... В этом никто нам не откажет...

    В  деле    познания    Франции    Жан    Бьеналь,    торговец    подержанными автомобилями, сделал для меня больше, чем книги,  которые  я  прочитал,  и города,  которые  я  видел.  Он  спросил  при  первом  знакомстве  о  моем ресторане, о моем кафе, о публичном доме, где я бываю. Ответ ужаснул его.

    - On va refaire votre vie... [нужно переделать вашу жизнь... (фр.)]

    И мы ее переделали. Обедать мы стали в харчевне  скотопромышленников  и торговцев вином - против Halles aux vins [винный рынок (фр.)].

    Деревенские девки в шлепанцах подавали  нам  омаров  в  красном  соусе, жаркое из зайца, начиненного чесноком и трюфелями, и вино, которого нельзя было достать в другом  месте.  Заказывал  Бьеналь,  платил  я,  но  платил столько, сколько  платят  французы.  Это  не  было  дешево,  но  это  была

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту