Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

51

- Нинкуешь у воров?..

    - Я мальчик.

    - Я вижу, что не корова, - пробормотала Вера. Глава ее  слипались.  Она легла и, притянув меня к себе, Стала шарить по моему телу.

    - Мальчик, - закричал я, - ты понимаешь, мальчик у армян...

    О, боги моей  юности!..  Из  двадцати  прожитых  лет  -  пять  ушло  на придумывание повестей, тысячи повестей, сосавших мозг. Они лежали  у  меня на сердце, как жаба на камне. Сдвинутая силой  одиночества,  одна  из  них упала на землю.  Видно,  на  роду  мне  было  написано,  чтобы  тифлисская проститутка  сделалась  первой  моей    читательницей.    Я    похолодел    от внезапности моей выдумки и рассказал ей историю о мальчике у  армян.  Если бы я меньше и ленивей думал о своем ремесле, - я заплел бы пошлую  историю о  выгнанном  из  дому  сыне  богатого  чиновника,    об    отце-деспоте    и матери-мученице. Я не  сделал  этой  ошибки.  Хорошо  придуманной  истории незачем походить на действительную жизнь; жизнь  изо  всех  сил  старается походить на хорошо придуманную историю. Поэтому  и  еще  потому,  что  так нужно было моей слушательнице - я родился в  местечке  Алешки,  Херсонской губернии. Отец работал чертежником в конторе речного пароходства. Он дни и ночи бился над чертежами, чтобы дать нам, детям, образование, но мы  пошли в мать, лакомку и хохотунью. Десяти лет я стал  воровать  у  отца  деньги, подросши убежал в Баку, к родственникам матери.  Они  познакомили  меня  с армянином Степаном Ивановичем. Я сошелся с ним, и мы прожили вместе четыре года...

    - Да лет-то тебе сколько было тогда?..

    - Пятнадцать...

    Вера ждала злодейств от армянина, развратившего меня. Тогда я сказал:

    - Мы прожили четыре года. Степан Иванович оказался самым  доверчивым  и щедрым человеком  из  всех  людей,  каких  я  знал,  самым  совестливым  и благородным. Всем приятелям он верил на слово. Мне бы за эти  четыре  года изучить ремесло, - я не ударил пальцем о палец... У меня  другое  было  на уме -  биллиард...  Приятели  разорили  Степана  Ивановича.  Он  выдал  им бронзовые векселя, друзья представили их ко взысканию...

    Бронзовые векселя... Сам не знаю, как взбрели  они  мне  на  ум.  Но  я сделал правильно, упомянув о них. Вера поверила всему, услышав о бронзовых векселях. Она закуталась в шаль, шаль заколебалась на ее плечах.

    ...Степан Иванович разорился. Его выгнали из квартиры, мебель продали с торгов. Он поступил приказчиком на выезд. Я не стал жить с ним, с нищим, и перешел к богатому старику, церковному старосте...

    Церковный староста - это было украдено у  какого-то  писателя,  выдумка ленивого сердца, не захотевшего потрудиться над рождением живого человека.

    Церковный староста - сказал я, и глаза Веры мигнули,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту