Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

59

усопшему императору, то ведите за собой народные  массы,  матереубийцы...  Но,  шалишь...  Они  держатся  на латышах, а латыши - это монголы, Глафира.

    У личности по обеим сторонам лица висят щеки, как мешки старьевщика.  У личности в порыжелых зрачках бродят раненые коты.

    - ...Христом молю вас, Аристарх Терентьич,  отойдите  на  Надеждинскую. Когда я с мужчиной - кто же познакомится?..

    Китаец в кожаном проходит мимо. Он поднимает буханку хлеба над головой. Он отмечает голубым ногтем линию на корке.  Фунт.  Глафира  поднимает  два пальца. Два фунта.

    Тысяча пил стонет в  окостенелом  снегу  переулков.  Звезда  блестит  в чернильной тверди.

    Китаец остановившись бормочет сквозь стиснутые зубы:

    - Ты грязный, э?

    - Я чистенькая, товарищ.

    - Фунт.

    На Надеждинской зажигаются зрачки Аристарха.

    - Милый, - хрипло говорит  девка,  -  со  мной  папаша  крестный...  Ты разрешишь ему поспать у стенки?..

    Китаец медлительно кивает головой. О мудрая важность Востока!

    - Аристарх Терентьич, - прижимаясь к струящемуся кожаному плечу, кличет девка небрежно, - мой знакомый просют вас до себе в компанию...

    Личность полна оживления.

    - По причинам от дирекции не зависящим - не у дел, - шепчет она,  играя плечами, - а было прошлое с  кое-какой  начинкой.  Именно.  Весьма  лестно познакомиться - Шереметев.

    В гостинице им дали ханжи и не потребовали денег.

    Поздно ночью китаец слез с кровати и пошел во тьму.

    - Куда? - просипела Глафира, суча ногами.

    Китаец подошел к Аристарху, всхрапывавшему на полу  у  рукомойника.  Он тронул старика за плечо и показал глазами на Глафиру.

    - Отчего же, Васюк, - пролепетал с полу Аристарх,  -  ты  обязательный, право. - И мелким шажком побежал к кровати.

    - Уйди, пес, - сказала Глафира, - убил меня твой китаец.

    - Она  не  слушается,  Васюк,  -  прокричал  Аристарх  поспешно,  -  ты приказал, а она не слушается.

    - Ми, друг, - сказал китаец. - Он можно. Э, стерфь...

    - Вы пожилые, Аристарх Терентьич, -  прошептала  девушка,  укладывая  к себе старика, - а какое у вас понятие?

    Точка.

          У БАТЬКИ НАШЕГО МАХНО

    Шестеро махновцев изнасиловали минувшей  ночью  прислугу.  Проведав  об этом на утро, я решил узнать, как выглядит  женщина  после  изнасилования, повторенного шесть раз. Я застал ее в кухне. Она стирала, наклонившись над лоханью.  Это  была  толстуха  с  цветущими    щеками.    Только    неспешное существование на плодоносной украинской земле может налить еврейку  такими коровьими соками. Ноги девушки  жирные,  кирпичные,  раздутые,  как  шары, воняли приторно, как только что вырезанное мясо. И мне показалось, что  от вчерашней ее девственности  остались  только  щеки, 

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту