Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

61

ставит  на  землю  затекшие ноги.

    Оставшись один,  мальчик  обвел  кухню  скучающим  взглядом,  вздохнул, уперся ладонями в пол, закинул ноги и, не шевеля торчащими пятками, быстро заходил на руках.

          В ЩЕЛОЧКУ

    Есть у меня знакомая -  мадам  Кебчик.  В  свое  время,  уверяет  мадам Кебчик, она меньше пяти рублей "ни за какие благи" не брала. Теперь у  нее семейная квартира, и в семейной квартире две девицы  -  Маруся  и  Тамара. Марусю берут чаще, чем Тамару.

    Одно окно из комнаты девушек выходит на улицу, другое  -  отдушина  под потолком, в ванную. Я увидел это и сказал Фанни Осиповне Кебчик:

    - По вечерам вы будете приставлять лестницу к окошечку, что в ванной. Я взбираюсь на лестницу и заглядываю в комнату к Марусе. За это пять рублей.

    Фанни Осиповна сказала:

    - Ах, какой балованный мужчина! - И согласилась.

    По пяти рублей она получала нередко.  Окошечком  я  пользовался  тогда, когда у Маруси бывали гости. Все  шло  без  помех,  но  однажды  случилось глупое происшествие.

    Я стоял на лестнице. Электричества  Маруся,  к  счастью,  не  погасила. Гость был в  этот  раз  приятный,  непритязательный  и  веселый  малый,  с безобидными этакими и длинными усами. Раздевался он  хозяйственно:  снимет воротник, взглянет в зеркало, найдет у себя под усами  прыщик,  рассмотрит его и выдавит платочком. Снимет ботинку  и  тоже  исследует  -  нет  ли  в подошве изъяну.

    Они поцеловались,  разделись  и  выкурили  по  папироске.  Я  собирался слезать. И в  это  мгновение  я  почувствовал,  что  лестница  скользит  и колеблется подо мною. Я цепляюсь за окошко и  вышибаю  форточку.  Лестница падает с грохотом. Я вишу под потолком. Во всей квартире  гремит  тревога. Сбегаются  Фанни  Осиповна,  Тамара  и  неведомый  мне  чиновник  в  форме министерства финансов. Меня снимают. Положение мое жалкое. В ванную входят Маруся и долговязый  гость.  Девушка  всматривается  в  меня,  цепенеет  и говорит тихо:

    - Мерзавец, ах какой мерзавец...

    Она замолкает, обводит всех  нас  бессмысленным  взглядом,  подходит  к долговязому, целует отчего-то его руку и плачет. Плачет и говорит, целуя:

    - Милый, боже мой, милый...

    Долговязый стоит дурак дураком. У меня непреодолимо  бьется  сердце.  Я царапаю себе ладони и ухожу к Фанни Осиповне.

    Через несколько минут Маруся знает все. Все известно и все забыто. Но я думаю: отчего девушка целовала долговязого?

    - Мадам Кебчик, - говорю я, - приставьте лестницу в  последний  раз.  Я дам вам десять рублей.

    -  Вы  слетели  с  ума,  как  ваша  лестница,  -  отвечает  хозяйка    и соглашается.

    И вот я снова стою у отдушины заглядываю снова и вижу -  Маруся  обвила гостя тонкими руками, она целует

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту