Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

63

А хмель-то играет. Валентин себя как за волосы цапнет, крутит их.

    - У меня, - говорит, - виденья. Я как выпью - у меня виденья. Вот  вижу я - ты, Ксения, мертвая, лицо у тебя омерзительное. А я  поп  -  за  твоим гробом хожу и кадилом помахиваю.

    И тут он, конечно, голос поднял.

    Ну, не больше чем женщина,  она-то.  Само  собой  она  уже  и  кофточку невзначай расстегнула.

    - Не кричите, Валентин Иванович, - шепчет баба, - не  кричите,  хозяева услышат...

    Ну, рази остановишь, когда ему горько сделалось?

    - Ты  меня  вполне  обидела,  -  плачет  Валентин  и  качается,  -  ах, люди-змеи, чего захотели, душу купить захотели... Я,  -  грит,  -  хоть  и незаконнорожденный, да дворянский сын... видала, кухарка?

    - Я вам ласку окажу, Валентин Иванович...

    - Пусти.

    Встал и дверь распахнул.

    - Пусти. В мир пойду.

    Ну, куда ему итти, когда  он,  голубь,  пьяненькой.  Упал  на  постелю, обрыгал, извините, простынки и заснул, раб божий.

    А Морозиха уж тут.

    - Толку не будет, - говорит, - вынесем.

    Вынесли  бабы  Валентина  на  улицу  и  положили  его    в    подворотне. Воротились, а хозяйка ждет уже в чепце и в богатейших  кальсонах;  кухарке своей замечание сделала.

    - Ты по ночам мужчин принимаешь и безобразишь тоже самое. Завтра  утром получи вид  и  прочь  из  моего  честного  дома.  У  меня,  -  говорит,  - дочь-девица в семье...

    До синего рассвету плакала баба в сенцах, скулила:

    - Бабушка Морозиха, ах, бабушка Морозиха, что ты  со  мной,  с  молодой бабой, исделала? Себя мне стыдно, и как я глаза на божий  свет  подыму,  и что я в ем, в божьем свете, увижу?..

    Плачет баба, жалуется, среди  изюмных  пирогов  сидючи,  среди  снежных пуховиков, божьих лампад и виноградного вина. И теплые плечи ее колышутся.

    - Промашка, - отвечает ей Морозиха, -  тут  попроще  был  надобен,  нам Митюху бы взять...

    А утро завело уж свое хозяйство. Молочницы по домам уже ходят.  Голубое утро с изморозью.

          СТАРАТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА

    Три махновца - Гнилошкуров и  еще  двое  -  условились  с  женщиной  об любовных услугах. За два фунта сахару она согласилась принять троих, но на третьем не выдержала и закружилась по комнате. Женщина выбежала во двор  и повстречалась во дворе с Махно. Он перетянул ее арапником и рассек верхнюю губу, досталось и Гнилошкурову.

    Это случилось утром в девятом часу, потом прошел день в хлопотах, и вот ночь и идет дождь,  мелкий  дождь,  шепчущий,  неодолимый.  Он  шуршит  за стеной, передо мной в окне висит единственная звезда. Каменка потонула  во мгле; живое гетто налито живой  тьмой,  и  в  нем  идет  неумолимая  возня махновцев. Чей-то конь ржет тонко,  как  тоскующая  женщина,  за  околицей скрипят

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту