Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

64

бессонные  тачанки,  и  канонада  затихая  укладывается  спать  на черной, на мокрой земле.

    И только на далекой улице пылает  окно  атамана.  Ликующим  прожектором взрезывает оно нищету осенней ночи и  трепещет,  залитое  дождем.  Там,  в штабе батько, играет духовой оркестр в честь Антонины  Васильевны,  сестры милосердия, ночующей у Махно в первый раз.  Меланхолические  густые  трубы гудят все сильнее, и партизаны, сбившись под моим окном, слушают  громовой напев старинных маршей. Их трое сидит  под  моим  окном  -  Гнилошкуров  с товарищами, потом Кикин подкатывается  к  ним,  бесноватый  казаченок.  Он мечет ноги в воздух, становится на руки,  поет  и  верещит  и  затихает  с трудом, как после припадка.

    - Овсяница, - шепчет вдруг Гнилошкуров, -  овсяница,  -  говорит  он  с тоской, - отчего этому быть возможно, когда она после меня двоих свезла  и вполне благополучно... И тем более подпоясуюсь я, она мне такое  закидает, пожилой, говорит, мерси за компанию, вы мне приятный...  Анелей,  говорит, звать меня, такое у меня имя Анеля... И вот, Овсяница,  я  так  раскладаю, что она с утра гадкой зелени наелась, она наелась, и тут  Петька  наскочил на наше горе...

    - Тут Петька наскочил, - сказал пятнадцатилетний  Кикин,  усаживаясь  и закурил папиросу. - Мужчина, она Петьке говорит, будьте настолько любезны, у меня последняя сила уходит, и как вскочит, завинтилась винтом, а  ребята руки расставили, не выпущают ее из дверей, а она сыпит и сыпит... -  Кикин встал, засиял глазами и захохотал. - Бежит она, а в дверях батько... Стоп, говорит, вы, без сомнения, венерическая, на этом же месте вас подрубаю,  и как вытянет ее, и она, видать, хотит ему свое сказать.

    - И то сказать, - вступает тут, перебивая Кикина, задумчивый  и  нежный голос Петьки Орлова, - и то сказать, что  есть  жады  между  людьми,  есть безжалостные жады... Я сказывал ей - нас трое, Анеля, возьми себе подругу, поделись сахаром, она тебе подсобит... Нет, говорит, я  на  себя  надеюсь, что выдержу, мне троих детей прокормить, неужели я девица какая-нибудь...

    - Старательная женщина - уверил Петьку Гнилошкуров,  все  еще  сидевший под моим окном, - старательная до последнего...

    И он умолк. Я услышал снова шум воды. Дождь по-прежнему лепечет и  ноет и стенает по крышам. Ветер подхватывает его и гнет на  бок.  Торжественное гудение труб замолкает на дворе  Махно.  Свет  в  его  комнате  уменьшился наполовину. Тогда встал с лавочки  Гнилошкуров  и  переломил  своим  телом мутное  мерцание  луны.  Он  зевнул,  заворотил  рубаху,  почесал    живот, необыкновенно белый, и пошел в сарай спать.  Нежный  голос  Петьки  Орлова поплыл за ним по следам.

    - Был в Гуляй-Поле пришлый мужик Иван

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту