Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

3

лексически и синтаксически, зачины абзацев, например: "Я ждал Веру в ее номере, заставленном..." -"Вера ждала злодейств от человека, развратившего..." Более изощренная техника налицо в следующих конструкциях: "Мне бы ремесло изучить за эти годы, но у меня на уме одно было - биллиард..." -- "В ту ночь тридцатилетняя женщина обучила меня немудрой своей науке." Помимо очевидного сходства глаголов "изучить" и "обучила" и синонимии "ремесла" и "науки", здесь работают и тождества, замаскированные разницей граматических категорий: "на уме" - "немудрой"; "за эти годы" - "тридцатилетняя"; "одно" - "в ту ночь" (единичные актуальные факты, противопоставляемые большим множествам и периодам времени).

Кстати, числительные часто оказываются не только втянутыми в такие конструкции, но и играют в них организующую роль. Ср.: "... на ваш запрос сообщаю, что литературную работу я начал рано, лет двадцати..." - "Вера запросила десять рублей." Здесь повтору слова "запрос" аккомпанирует употребление сходных числительных. Пример был бы идеальным, если бы совпадало и само число, что, кстати, нередко и наблюдается в тексте "Справки". Весь рассказ строится на многократном повторении числительных "десять" (возраст героя во вставном рассказе и цена Веры), "двадцать" (возраст повествователя и сумма денег у героя по приезде в Тифлис) и даже "тридцать" (возраст Веры, равный пятнадцатилетнему возрасту героя в момент его совращения, если его помножить на "два" золотых в финале).

Из числительных Бабель особенно охотно обращается к самым "круглым" - десяткам и половинам десятков, легко сопоставимым друг с другом. Эта несложная арифметика обнажает саму суть категории числа, отвлекающейся от конкретной материальности соотносимых объектов и позволяющей как бы каламбурно приравнять десять рублей к десяти годам.

          Языковым аналогом так понимаемого числа является категория местоименности. Основной "местоименный" глагол, так сказать, всеобщий глагольный эквивалент, - это глагол "делать". Бабель выстраивает целый ряд слов с этим корнем: "Вера слыла деловой женщиной..." - "Но и там нашлись дела..." - "Сейчас сделаемся..."  - "Чего делают..."

Текстуальность бабелевской прозы в значительной мере определяется этими сетями эквивалентностей, задающими мир обменов, перетеканий и метаморфоз. Циркуляция происходит не только между фразами, но и между сюжетными блоками внутри рассказов (в частности, между рамкой и вставной новеллой) и между рассказами разных лет и циклов. Дальнейшая экспансия смысловых и лексических обменов закономерно втягивает в себя и интертекстуальную сферу, где на первый план выдвигаются уже иные проблемы и факторы, вытекающие из взаимодействия с чужими текстами.

Прежде

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту