Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

4

всего, возникает вопрос о констатации этих внешних связей, иными словами, о соположении текстам Бабеля релевантного корпуса интертекстов. Их адреса, подсказаны самим Бабелем, который в одном рассказе полемизирует с Толстым, другой озаглавливает именем Мопассана, третий пишет по канве Достоевского, четвертый посвящает Горькому и т. д. Тем не менее, даже прямо декларированные интертекстуальные связи все еще не стали объектом серьезного изучения. Хотя определение Бабеля как "русского Мопассана" давно превратилось в штамп, однако мопассановские источники Бабеля и, главное, роль, отводимая Мопассану Бабелем в его литературном проекте, остаются неисследованными. То же можно сказать о Горьком, который связывается с Бабелем в основном в контексте литературной биографии. Что же касается Толстого и Достоевского, то хотя они и упоминаются где-то на периферии работ о Бабеле, вопрос об их месте в динамике самоопределения писателя вообще представляет собой нетронутую целину.

Бабелевские интертексты естественным образом распадаются на две группы - русские и западные. Это противопоставление, конечно, напоминает об известной оппозиции западничества и славянофильства, в значительной степени сформировавшей российское литературное сознание. Нас бабелевская работа с разноязычием его "источников" интересовала в контексте конструирования им собственной авторской позиции. В борьбе с литературными "отцами" он обратился за помощью не к русским "дядям", а к французскому "отчиму". Задача трансплантации Мопассана на русскую почву была сформулирована Бабелем в самом начале его карьеры, еще в 1916 году. Отрицание руссской традиции и обращение к чужому, иноязычному, на наш взгляд, во многом объясняется собственным бабелевским статусом "чужака".В фигуре чужака сочетаются сильные тенденции к аппроприации и к отталкиванию, которые выражаются в двух взаимосвязанных и противоположных устремлениях: не только передвинуть себя с периферии в центр, но и занять позицию "над", то есть, остаться не до конца включенным в ассимилируемый контекст. Эти тенденции могут быть описаны также в категориях власти, которая исторически стремится и подчинить себе социум, и сохранить свободу действий по отношению к нему. Для бабелевской стратегии доминации и дистанцирования не составляет исключения и Мопассан, используемый скорее как орудие борьбы, нежели как идеальный образец для подражания.

Вглядимся в ситуацию интертекстуальности у Бабеля с точки зрения ролевого статуса литератора. Интертекстуальные процедуры направляются им по преимущству на определенный набор престижных топосов, подробно разработаных в русской литературе. Прежде всего, это топос проституции, отличительной чертой интерпретации которого

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту