Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

7

Тынянова о перемешивании слова и вещи у Пастернака; 1977 [1924]: 182 сл.), производит ревизию русской традиции. Говоря метафорически, воля эстета-демиурга к власти над жизнью и овладению истиной реализует себя в иллюзионистской виртуозности текста. Сам акт исполнения текста свидетельствует о его истинности - истина обнаруживает свой перформативный, а не констатативный, характер.

Анализ литературного произведения всегда состоит в привлечении каких-то других текстов и кодов, набор которых в значительной мере определяет содержание анализа. Тексты эти могут быть разного типа:

прямо заявленные автором подтексты; авторитетные мифологемы культуры, часто уже не воспринимаемые как цитаты (например, Священное писание); топосы, вобравшие в себя целую культурную традицию; "тексты жизни" - биографии соответствующих авторов; и, наконец, теоретические метатексты к любым из перечисленных категорий. Значение последних в том, что они проясняют, а часто и задают общие парадигмы, позволяющие связать между собой различные более частные типы текстов.

В качестве таких метатекстуальных инстанций к анализу Бабеля были привлечены психоанализ (Фрейд, Кляйн, Абрахам), социология денег, тела и аутсайдера (Зиммель, Батай) и постструктурная теория текста (Деррида, де Ман, Делез). Так же как интертекстуальность естественно считать экстраполяцией внутритекстовых метаморфоз, основной аналитический ход перечисленных школ может рассматриваться как мета-обобщение интертекстуальных процедур.

        Так, психоанализ, исходит из представления о постоянном воспроизведении в последующей практике ранее сложившихся стереотипов (выбора полового объекта, детских травматических ситуаций и т. п.);  классический пример - многократное разыгрывание на протяжении жизни первичной эдиповой ситуации. В результате, любая новая ситуация оказвается переписыванием некого первичного психологического интертекста, а каждое новое тело, вовлекаемое в эротическую практику субъекта, - не только и не столько самим собой, сколько знаком другого тела. В свою очередь, ролевое самоопределение личности и сопутствующие ролевые инверсии являются записью в ее психике серии замещений первичного сексуального объекта его субститутами. Скажем, подавление влечения мальчика к матери, переносясь на подменяющих ее в дальнейшем женщин, может отпечататься в личном коде субъекта как установка на гомоэротизм.

Другая сторона психоаналитичского подхода к этому материалу касается регулярной подмены слова телом и наоборот. Фрейдовский анализ острот, описок и сновидений показал, что во всех этих случаях слово или фрагмент слова могут обозначать некое тело, а трансформация или смешение тел - словесную игру. Аналогично, в "Гюи де Мопассане"

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту