Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

9

в Одессе» весь строится вокруг оппозиции/медиации между «словом» и «делом».

« – […] Перестаньте скандалить за вашим письменным столом и заикаться на людях. Представьте себе, на мгновение, что вы скандалите на площадях и заикаетесь на бумаге […] Вы можете переночевать с русской женщиной, и русская женщина останется вами довольна […] Вы хотите жить, а [папаша] заставляет вас умирать двадцать раз на день. Что сделали бы вы на месте Бени Крика? Вы ничего бы не сделали. А он сделал […] – Беня говорит мало, но он говорит смачно. Он говорит мало, но хочется, чтобы он сказал еще что-нибудь […] – Что хотите вы делать, молодой человек? – […] – Я хочу сказать речь, – ответил Беня Крик».

Нанизанным на интересующую нас словесную формулу оказывается весь бабелевский комплекс бессильного, чисто книжного слова, заикания, властной немногословности, артистичной речи, сопровождающей насилие (в данном сюжете – казнь и похороны провинившегося сообщника), и в награду – способности удовлетворить архетипическую русскую женщину (ср. проститутку Веру), вопреки убийственному отцовскому контролю.

Тот же глагол «делать», часто в составе характерного оборота с «что», возникает и в других текстах. Ср.: «– Сейчас сделаемся, – [сказала Вера…] – Чего делают […] боже, чего делают…» («Справка»/«Гонорар»). Неслучайность этих двух упоминаний об одном и том же «деле» акцентируется уже самой их перекличкой, а также тем, что первое, буквальное («секс за деньги»), так и не овеществляется, второе же («любовь с сестричкой/собратом»), напротив, несмотря на свою вымышленность, а вернее – благодаря ей, воплощается в жизнь.

Аналогичные парадоксы «делания слова» и «словесного дела», в частности, дела любовного проникновения в чужое тело, налицо и в двух следующих примерах, из которых, кстати, один касается Толстого, а другой – Мопассана:

«Мне казалось пустым занятием – сочинять хуже, чем это делал Лев Толстой» («Гонорар»; сочинение «не хуже» толстовского и приводит к половому «деланию» в финале рассказа).

«А вот Мопассан, может быть, ничего не знает, а может быть – все знает; громыхает по дороге, сожженной зноем, дилижанс, сидят в нем […] толстый и лукавый парень Полит и здоровая крестьянская топорная девка. Что они там делают и почему делают – это уж их дело («Одесса» [10, т. 1, с. 65]).

Выделяя во всех этих примерах «что делать», мы не имеем в виду акцентировать сколько-нибудь прямую связь Бабеля с романом Чернышевского[21]. Оборот этот слишком универсален, чтобы объявлять его исключительной собственностью какого-то одного автора[22]. Более того, как было сказано в Предисловии, бабелевское пристрастие к этой местоименной и «местоглагольной» формуле отражает его интерес к самым разным «всеобщим

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту