Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

11

сифилиса. Плодородие и веселье, заключенные в нем, сопротивлялись болезни […] Он боролся яростно, метался на яхте по Средиземному морю […] и писал непрестанно. Достигнув славы, он перерезал себе […] горло, истек кровью, но остался жив. Его заперли в сумасшедший дом. Он ползал там на четвереньках, пожирая собственные испражнения. Последняя надпись в его скорбном листе гласит: ’MonsieurdeMaupassantvas’animaliser’ («Господин де Мопассан превратился в животное»). Он умер сорока двух лет […] Предвестие истины коснулось меня».

Согласно толстовскому «Предисловию», основной внутренний конфликт Мопассана в том, что он талантлив, но аморален.

«Он любил и изображал то, чего не надо любить и изображать […] Он описывал с большой подробностью и любовью то, как женщины соблазняют мужчин и мужчины женщин, даже какие-то трудно понимаемые пакости, которые изображены в “LafemmedePaul”» (т. е. лесбийскую любовь [121, с. 272–273]).

По мнению Толстого, Мопассан тем самым

«делает большую ошибку в художественном отношении, потому что описывает предмет только с одной, самой неинтересной, физической стороны и совершенно упускает из вида другую – самую важную, духовную сторону» (с. 274).

«Мопассан, очевидно, поддался […] теории о том, что для художественного произведения не только не нужно иметь никакого ясного представления о том, что хорошо и что дурно, но что, напротив, художник должен совершенно игнорировать всякие нравственные вопросы, что в этом даже некоторая заслуга художника» (с. 282).

«Мопассан […] наивно воображал, что то, что считается прекрасным в его кругу, и есть то прекрасное, которому должно служить искусство […] Этимпрекрасным считалось и считается преимущественно женщина, молодая, красивая, большей частью обнаженная женщина, и половое общение с ней» (с. 283)[26].

В своем праведном пылу Толстой иногда искаженно трактует (misreads) Мопассана, игнорируя присутствие в его текстах нравственной, а то и религиозной ноты. Так, в «Доме Телье» он отмечает талант автора, проглядывающий даже сквозь «неприличный и ничтожный сюжет рассказа» (с. 272), но не замечает или предпочитает не заметить глубинного соотнесения проституции («дома Телье») с церковью («домом Бога»). Между тем это соотнесение допускает как негативную, разоблачительно-остраняющую интерпретацию, так и позитивную, одухотворяющую, – обе, вообще говоря, вполне в толстовском роде.

В «Загородной прогулке», по мнению Толстого, налицо

«незнание различия между добром и злом […Там] представляется в виде самой милой и забавной шутки подробное описание того, как два катавшиеся в лодке с голыми руками господина одновременно соблазнили: один – старую мать, а другой – молодую девушку – ее дочь» (с. 273).

Суть рассказа,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту