Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

23

мертвого» этюда ученика – возможном прообразе редактирования «безжизненного» перевода Раисы; во-вторых, тем, что приводимая Толстым брюлловская формула «Искусство начинается там, где начинается «чуть-чуть» узнается в знаменитой бабелевской «Полиция кончается там, где начинается Беня» [1-, т. 1, с. 132].

[4] Среди других сходств «Мопассана» с «После бала» – мотивы выхода на улицу в опьянении счастьем и пешего перехода в другое место; соперничества с отцовской фигурой (отцом Вареньки; Бендерским, Мопассаном); христианского мученичества.

[5] О «После бала» вообще и, в частности, о роли противопоставления там одежды и голого тела см. Жолковский [49, с. 109–129].

[6] В перспективе «Гонорара» в целом это может значить, что рассказ героя о детстве и есть ответ на этот вызов, т. е. сочинение, не худшее, чем у Толстого.

[7] Не забудем, что «Гонорар» остается неопубликованным, а из «Справки» начальный пассаж, включающий рассуждение о Толстом и одеждах, уже выброшен.

[8] Не исключено ассоциативное влияние этих «бронзовых одежд» на «бронзовые векселя» в «Справке». Вспомним также «бронзовую голову Пушкина» в финале «Ди Грассо» (см.гл. 1).

[9] Беззастенчивая полуобнаженность тела Элен Курагиной, в частности, в сценах соблазнения Пьера (цит. по [120, т. 4, с. 254]), напротив, дается не как манифестация истины, а как искусный обман.

[10] Ср., кстати, слова Горького о том, что Бабель «украсил бойцов [Конармии…] лучше […], чем Гоголь запорожцев [в «Тарасе Бульбе»]» [34, с. 473]. Кстати, это слова из статьи «О том, как я учился писать» (1928), где Горький говорит о своей учебе у французских писателей – установке, явно близкой Бабелю (см. тж. гл. 7).

[11] В «Войне и мире» есть интересная параллель (если не подтекст) и к процитированным выше соображениям Бабеля об «умной женщине» как идеальном адресате повествования (narratee):

«Пьер рассказывал свои похождения так, как он никогда еще не вспоминал их […] Теперь, когда он рассказывал все это Наташе, он испытывал то редкое наслаждение, которое дают женщины, слушая мужчину, – не умные женщины, которые, слушая, стараются или запомнить, что им говорят, для того чтобы обогатить свой ум и при случае пересказать то же или приладить рассказываемое к своему и сообщить поскорее свои умные речи, выработанные в своем маленьком умственном хозяйстве; а то наслажденье, которое дают настоящие женщины, одаренные способностью выбиранья и всасыванья в себя всего лучшего, что только есть в проявлениях мужчины. Наташа […] была вся внимание […] Она на лету ловила еще невысказанное слово и прямо вносила в свое раскрытое сердце, угадывая тайный смысл всей душевной работы Пьера» [120, т. 7, с. 228–229].

Контраст, образуемый этим пассажем

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту