Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

25

Ср. тж. в гл. 1 о подтексте из Ницше к рассуждению о стиле как «подвижной армии», чем подкрепляется «ницшеанский» характер бабелевского дискурса, да и интереса к «хлысту».

[15] Вспомним «молчание, пронзительное как свист ядра», которым сменялись «по ночам толкотня и трепет […] соседей»-новобрачных в «Гонораре», и там же, а также в «Справке», «сиплый свист удушья» в груди у церковного старосты.

[16] Кстати, убивая этой саблей гуся и тем самым совершая насилие (символически – половое) над старухой-хозяйкой, герой насилует и самого себя. В психологическом плане он наступает на горло своему мирному характеру, убивая живое существо; в ритуальном – своему еврейству, заслуживая право принять участие в поедании свинины; в символическом – своей интеллигентности, унижая в лице старухи, «блестящей слепотой и очками», собственное alterego («очки на носу» – главная причина неприемлемости Лютова для казаков: «тут режут за очки»).

[17] О теме «Бабель и Горький» см. гл. 7.

[18] Что касается словесных стратегий Толстого, то название «После бала», сменившее черновые варианты «Отец и дочь» и «Рассказ о бале и сквозь строй», тоже имеет интертекстуальную этимологию, но, так сказать, внутритолстовскую, варьируя заголовок одной из глав «Детства» – «После мазурки», с которой поздний рассказ перекликается и по содержанию (см. Жолковский [49, с. 333]).

[19] Помимо соотнесенности с названием эйхенбаумовской статьи, в рассказе Бабеля можно усмотреть и переклички с самой повестью Гоголя. Обратим внимание на следующие мотивы:

прикованность к бумаге и заикание на людях; столкновение с представителем истеблишмента и его магическое посрамление в финале (Акакий Акакиевич vs. значительное лицо; Беня vs. Тартаковский); абсурдная смерть маленького человека (Акакия Акакиевича; Иосифа Мугинштейна).

А в плане текстовых деталей отметим анахроническое употребление рассказчиком слова «покойник/покойница» применительно к еще живому, но умеющему умереть персонажу:

«Нет, – подумала покойница, – имена-то все какие» (Гоголь);

«Покойник Иосиф стоял перед ним с поднятыми руками…» (Бабель).

[20] Ср. еще у Маяковского, правда, несколько позднее, «Как делать стихи?» (1926).

[21] О соотношении «Справки»/«Гонорара» с «Что делать?» см. в гл. 5.

[22] Так, аналогичным оборотом вводится сцена экзекуции в «После бала», остраненно подаваемая глазами непонимающего героя: « – Чтоэто они делают? – спросил я […] – Татарина гоняют за побег» (т. 14, с. 12).

[23] Героям «Справки» соответственно «десять» – «пятнадцать» – «двадцать» и «тридцать» лет; «Вера запросила десять рублей»; «Десятку мне, пять прогуляем»; и т. п.

[24] О религиозных, в частности, христианских коннотациях, вписываемых Бабелем в это тело,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту