Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

27

гонорею». Об архаических инициационных мотивах, проглядывающих в бабелевском рассказе, в том числе аналогиях между Верой и Бабой-Ягой, см. в гл. 7.

[36] Ср., например, придание вызывающе женственных черт красоте мужественного начдива Савицкого в начале «Моего первого гуся».

[37] Как отмечает Фрейдин [133, с. 1910], даже «Поцелуй», единственный пример успешного соблазнения женщины Лютовым, кончается тем, что рассказчик предает женщину, подкупленную его хорошими манерами.

[38] Подобное устранение обычно совершается в ходе брачных испытаний фольклорного героя: «зубы» так или иначе ломаются или выдираются его помощником (осуществляющим за него укрощение строптивой невесты), в частности, путем порки розгами (Пропп [97, с. 308]).

[39] Так, почти одновременно с «Портом», в 1890 г. появился и был переведен на русский язык роман Золя «Человек-зверь» («Labetehumaine»).

[40] Это свидетельство дается со ссылкой на Гусева [37, т. 2] (запись от 6 мая 1909 г.).

[41] Не забудем сказанное в Прим. 14 со ссылками на гл. 1 о ницшевских источниках «военной» метафоры стиля, а также, возможно, и излюбленного Бабелем «хлыста».

[42] На четвереньки повергается и заглавный персонаж повести Мопассана «Доктор Ираклий Глосс», прямо уподобляемый в тексте Навуходоносору, караемому уже непосредственно ветхозаветным Богом (см. гл. 4).

[43] Ср. зараженного сифилисом Сашку Христа в одноименном рассказе, а также Христа, совокупляющегося с отвергнутой женихом нечистой невестой в апокрифической легенде пана Аполека. Подробно об амбивалентном обращении Бабеля с образом Христа см. в гл. 13. О параллелях между «после бала» и «Мопассаном» см. выше Прим. 4.

[44] По свидетельству художника М.А. Глускина, младшего соученика Бабеля по одесскому коммерческому училищу, четырнадцатилетний Бабель «задавал» ему читать свое любимое «Воскресение» и на переменах проверял степень его понимания (сообщено ученицей Глускина, Е.А. Компанеец, которой он рассказывал об этом в начале 1960-х гг.). Таким образом, в коммерческом училище, куда Толстой в конце концов не отдал героев своей первой книги (см. гл. 1, Прим. 1), Бабель читал и «преподавал» его последний роман.

[45] Из других отметим образ неожиданно разбогатевшего адвоката (ср. Бендерского) и его рассуждения о сходстве своей профессии с искусством: «Ведь и мы тоже, как какой-то писатель говорит, оставляем кусочек мяса в чернильнице»; ср. еще более кровожадное определение искусства в «Мопассане».

[46] Аналогичный мотив есть в «Крейцеровой сонате»:

«[И]стинный разврат именно в освобождении себя от нравственных отношений к женщине, с которой входишь в физическое общение […] Помню, как я мучался раз, не успев заплатить женщине, которая, вероятно, полюбив

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту