Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

6

«Признания» в будуаре Раисы. Биографическая документальность – естественный источник для предвестий истины и материал для точек, леденящих убийственнее железа.

Еще в молодости Бабель, восхищаясь «железной прозой» Киплинга, говорил, что

«рассказу надлежит быть точным, как военное донесение или банковский чек. Его следует писать тем же твердым и прямым почерком, каким пишутся приказы и чеки». Впрочем, добавлял он, «в Одессе не будет своих Киплингов. Мы мирные жизнелюбы. Но зато у нас будут Мопассаны» [24, с. 12][12].

Вспоминающий об этом Паустовский отмечает (страницей раньше, по поводу рассказа «Король»):

«В каждой мелочи был заметен пронзительный глаз писателя. И вдруг, как неожиданный удар солнца в окно, в текст вторгался какой-нибудь изысканный отрывок или напев фразы, похожей на перевод с французского, – напев размеренный и пышный» [24, с. 11-12].

Конфликт между «точностью» и «пышностью», фактографией и литературностью – ведущая ось бабелевского стиля[13]. На ней вращается «Справка»/«Гонорар», ею определяется и финальный поворот в «Мопассане». Но речь идет именно о конфликте, напряжении между двумя полюсами, а не простом решении в пользу «правды».

«Документальный» пассаж «Мопассана» отнюдь не свободен от вымысла. Прежде всего, написан он довольно приподнятым слогом:

«И я узнал в эту ночь от Эдуарда де Мениаль […]»; «[…] первое нападение наследственного сифилиса»; «Плодородие и веселье, заключенные в нем, сопротивлялись болезни»; «Он боролся яростно, метался на яхте по Средиземному морю, бежал в Тунис […] – и писал непрестанно».

В каком-то смысле этот героический портрет Мопассана  напоминает заключительные страницы толстовского «Предисловия» к Мопассану (о котором шла речь в гл. 2):

«Мопассан дожил до того трагического момента жизни, когда начиналась борьба [!] между ложью той жизни, которая окружала его, и истиною [!], которую он начинал сознавать […]. Если бы ему суждено было не умереть в муках рождения, а родиться, он дал бы великие поучительные произведения […] Будем же благодарны этому сильному [!], правдивому человеку…» [121, с. 292].

Разумеется, у Бабеля все это дано суше, «киплингизировано», но сходная житийная интонация слышится отчетливо. А аристократической частицей «де», отсутствующей в имени Мениаля как в оригинале, так и в русском переводе, Бабель привносит еще и элемент «французской пышности».

Кроме того, его биографическая справка не вполне точна. Так, неверно, что Мопассан «перерезал себе […] горло» «на сороковом году жизни». Попытка самоубийства произошла (и Мениаль подробно пишет об этом) 1 января 1892 г., когда Мопассанау давно шел сорок второй год[14]. Это, конечно, мелочь, объясняющаяся, скорее всего, соображениями фразового

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту