Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

9

одновременно кощунственный и сакральный, эффектно проведен в винном коде. Видимую часть айсберга составляет вкушение муската 83 года, знаменующее приобщение к телу, букве и духу Мопассана. Однако в согласии с общим движением сюжета от гедонистического подражания Мопассану-беллетристу к осмыслению трагической вести о его жизни и смерти, проступает сокровенный смысл мускатной оргии: похищение священных сосудов чревато роковыми последствиями. Впрочем, концовка вставной новеллы поливалентна: Мопассан финала это и наказанный Навуходоносор, и новый Христос, и воплощение идеального - адамического, животного - единения с миром. А концовка обрамляющего повествования даже не столько поливалентна, сколько загадочна в своей профетической непроницаемости, - характерной для Даниила[26] и других библейских пророков.

3. Короны, кроны и корни

В формуле "обед, женщина и книга" обед включает не только питье, но и еду. Священная книга жизни связывает законы пола с диетическими предписаниями. Даниил строго соблюдает кашрут, гарантируя его тем, что ограничивается растительной пищей (не нуждающейся в кошерном приготовлении). Напротив, сексуальные и иные подвиги бабелевского героя (в "Мопассане", "Справке" и других рассказах) сопровождаются как возлияниями, так и обильной едой.

Соответствующие формы принимает и наказание. Навуходоносор принуждается питаться травой (в "Д-ре Глоссе" вегетарианская тема является центральной), а Мопассан - пожирать собственные экскременты. Обе епитимьи напоминают о Толстом: первая - о его программном вегетарианстве, вторая - о развратнике Нехлюдове, которого Бог-хозяин, как щенка, тычет носом в нагаженное (см. в гл. 2). Эта дополнительная немая перекличка с Толстым согласуется с перипетиями заявленной в "Мопассане" темы толстовского "страха", сначала запальчиво отвергаемого героем, затем долгое время игнорируемого и вновь заявляющего свои права в финале.[27]

У позднего Толстого (в свое время неутомимого любовника[28]), религиозное обращение и отказ от мясной пищи шли рука об руку с проповедью полового воздержания вплоть до безбрачия. В нотациях о смертности, которые он читает тени угасающего Мопассана, слышна личная нота ("сам слабеешь [...], разлагаешься"; подробнее см. в гл. 2). В книге Даниила кастрацией караются Навуходоносор, превращаемый в вола, т. е. холощеного быка,[29] и Валтасар, чресла и колени которого поражает слабость. Эта мера наказания тем уместнее, что в древнеближневосточных религиях одним из верховных божеств и символом плодородия был бык. Более того, имя бога Бела (Баала, Ваала), изображавшегося в виде человека с головой быка, входит в состав имени Валтасар, означающего "да сохранит [укрепит] Бел царя".[30]

Со своей стороны,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту