Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

16

давнем поступке – истории с Лизой; одновременно и ориентируется на читателя, и настаивает на своем безразличии к его мнению; признается, что уже лгал по ходу записок; предстает любителем праздной мечтательности, преданности фантазиям; принимает позу "сентиментального мизантропа", желчного, страдающего от зубной боли, но безобидного человека, готового броситься в объятия друзей при первом же знаке расположения (в его случае принимающем форму "чашки чая"); винит во всем свою "дурную голову" и "книжность", а не сердце, разумеется, доброе, и вообще утверждает, что "всякое сознание болезнь"; и. наконец, пускается в рассуждения о “lhomme de la nature et de la verite”, чтобы пародийно извратить позицию Руссо.

Последняя операция состоит в том, что противоречия, действующие внутри цельной и наивно уверенной в своей доброте руссоистской личности, доводят ее до полного распада путем подмены естественного человека злобно рефлектирующим " человеком из пробирки".

Отталкиваясь от Достоевского, бабелевский герой в какой-то мере диалектически повторяет его предшественника-антагониста. Особенно притягательной для Бабеля оказывается подверженность Жан-Жака физиологическим состояниям, внезапным желаниям и искушениям (тем более сильная, что, согласно его самодиагнозу, его заторможенный разум не поспевал за приливами чувств), которая, по-видимому, была психологической реальностью характера Руссо и лишь ретроспективно воспринимается как неотъемлемая часть облагороженной абстракции «сентиментализма». У подпольного человека «подверженность эмоциям» представлена его импульсивной же благодарностью за чашку чаю[27]. Бабель разовьет эту тему как в телесном, так и в духовном плане, заодно повысив градус кощунственного наслаждения подобным складом характера. Поэтому имеет смысл перечитать «Исповедь» со «Справкой» в руках (и «Записками из подполья» в уме), начав с истории украденной ленты.

Пестрая лента. Этот знаменитый казус описывается во II книге «Исповеди» [107, с. 75–78].

Шестнадцатилетний Жан-Жак служит лакеем в богатом туринском доме, когда обнаруживается пропажа у одной из хозяек "маленькой серебристо-розовой ленты  [… О]на соблазнила меня, и я украл ее, а так как я ее вовсе не прятал, то был тут же пойман" . В смущении Жан-Жак заявляет, что получил ее от Марион – хорошенькой служанки, известной своей честностью. Марион отрицает это, но Жан-Жак "с адской наглостью"  стоит на своем. В слезах она говорит, что он "губит ее, но она не хотела бы быть на его месте". Хозяева склоняются к тому, что виновата она, но отказывают от места обоим.

Руссо неизвестна дальнейшая судьба Марион, но он полагает, что "отчаяние опороченной невинности"  могло довести ее бог знает до чего (надо

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту