Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

22

в произведение искусства (159). Этот подход противоположен бунинскому: юный Арсеньев выражается цитатами, а взрослый повествователь свободен в выборе нужных слов. Но оба автора акцентируют работу с языком и взаимоотношения с чужим, традиционным словом.

Установка на “искусство” создает напряжение в самой фигуре “автобиографа”, подлинной и вымышленной одновременно. Тут Горький следует за Толстым, но усиливает его игру тем, что пишет о “реальном” Алексее Каширине-Пешкове от имени сконструированной личности - "Максима Горького" (135). Псевдоним "Андрей Белый" тоже дальше от реального имени Борис Бугаев, чем вымышленное имя Котик Летаев. Бунин ближе к толстовской традиции - псевдоним (Арсеньев, ср. у Толстого Иртеньев) он дает своему описываемому, а не пишущему “я”; но он охотно подмешивает к реальным персонажам вымышленных (185-186, 193) и отступает от фактов.

Горьковская философия времени противоположна толстовской и аксаковской. Отталкиваясь от дворянской идиллии, согласно которой рай - в прошлом, Горький вслед за Чернышевским верит, что все лучшее - впереди (203-204); путь к нему обещают книги, просвещение, труд, революция. Белый же и Бунин ставят ностальгию по прошлому но новую, “артистическую, основу.

Для Белого детство синоним творчества. В "Котике Летаеве" ребенок контаминирует слышанные от отца цитаты из Библии с именем няни Раисы Ивановны в образ "райской" жизни (ср. бабелевскую Раису!), а ревнивые родители разлучают ребенка с любимой няней. “Дворянские” мотивы (ностальгия по детству, любимая няня) скрещены здесь с модернистской темой “творческого преображения” языкового, мифологического и раннего сексуального материала (ложная этимология, изгнание из рая, любовь, ревность) (169).

Для Бунина искусство, в частности, эмигрантское вос- и пере-создание прошлого, это способ обмануть забвение и смерть (180). Так ностальгические задачи смыкаются с установкой на сплав фактографии с литературностью. У Белого подобное же сочетание экзистенциальных и нарративных задач приводит к созданию изощренной “тройной перспективы”: подросший между двумя романами юный герой хранит лишь смутную память об "оккультном" мире детства (описанном в "Котике Летаеве"), так что одни и те же эпизоды даются читателю глазами взрослого повествователя, подростка и ребенка (172).

На этом фоне "Справка"/"Гонорар" являет неожиданно богатое совмещение отмеченных тенденций. В основу рассказа открыто положен “писательский” взгляд на жизнь. Цель искусства видится в том, чтобы "пережить забвение". Личность рассказчика квази-автобиогорафична и в то же время нарочито фальсифицирована. Структурным принципом повествования сделана “тройная перспектива”, уводящая во все более далекое детство,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту