Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

20

папаши Крика написано кроткое уныние.  Он  долго размышляет, морщится,  закрывает  один  глаз и,  наконец, „убивает" первую карту перса.

        Залитые солнцем карты в руке старого Крика.

        Старик  с  грустью    „убивает"    вторую    карту    перса.  К  нему придвигается голая спина Кольки Паковского.

        Рядом с Менделем, на высоком  стуле  сидит  обнаженный  до пояса Колька Паковский. Старый китаец производит  над ним операцию татуировки. Он наколол уже на спине Кольки у правой лопатки мышь и теперь загибает за плечо длинный и гибкий мышиный хвост.

        Мендель бьет одну  за другой все карты  партнера Лицо перса омрачилось. Он платит проигрыш  новыми часами  из вороненой  стали. На столе возле  чего гора не распакованных ящиков с новыми, только что из магазина, часами.

        Казарма, забитая сохнущим бельем.  В  дальнем  углу у окна Левка Бык  в кожаном переднике,  измазанном кровью, рассекает недавно зарезанного вола Он и      в    казарме    занимается      прямым      своим      делом.    Его      окружили „красноармейцы", ждущие  порций За  окном виднеются  головы  торговок, выстроившихся    в    очередь:    они    тоже  ждут  раздачи.    Левка    наделяет красноармейцев кровоточащим  мясом,  изредка он накалывает на нож чудовищные куски мяса и, не оборачиваясь,  швыряет их за  окно, как  укротитель швыряет конину в клетку с тиграми.

        Игра продолжается. Настал черед перса  торжествовать. Дергаясь, хохоча, дрожа от возбуждения, он  бьет карты старика  и требует выигрыш. Папаша Крик платит  новенькими кредитками, которые он вытаскивает из пачки, перевязанной как в банке. Две кредитки оказываются без оборота - одна сторона напечатана, на  другой  ничего нет.  Старик  подзывает  одного  из  мазунов, отдает  ему негодные кредитки.

        -  Скажи Юсиму, что он  у меня умоется юшкой за такую  работу...  Пусть допечатает...

        Мазун прячет кредитки и уходит. В дверях он сталкивается с Тартаковским и  пропускает его  в казарму.  На Тартаковском сломанный солдатский  картуз; лицо  его  носит  следы  удивительного  маскарада  -  усы  сбриты,  а борода оставлена, как у голландского шкипера.

        Тартаковский  пробирается  на  цыпочках вдоль стены.  В  руках  у  него бархатный  мешочек с  неизвестным  содержимым. Старик  перекрасился  и  одет соответственно духу времени - на нем рваный сюртук, на  ногах опорки, только живот величествен  по-прежнему.  Следом  за ним  скользят  еще два почтенных еврея. На одном из  них кепи велосипедиста, сюртук  и краги,  на другом кепи поменьше и куртка с брандебурами.

          Командир N-ского „революционного" полка

        Двор в здании  красноармейских казарм. На одной  из  внутренних  дверей вывеска -  Пехотный имени  французской  (тут  от

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту