Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

25

врозь. Не  спуская с меня глаз, он бережно отвернул рубаху. Живот у него  был  вырван,  кишки ползли на колени, и удары сердца были видны.

    - Наскочит шляхта - насмешку сделает. Вот  документ,  матери  отпишешь, как и что...

    - Нет, - ответил я и дал коню шпоры.

    Долгушов разложил по земле синие ладони и осмотрел их недоверчиво.

    - Бежишь? - пробормотал он, сползая. - Бежишь, гад...

    Испарина ползла по моему телу.  Пулеметы  отстукивали  все  быстрее,  с истерическим упрямством. Обведенный нимбом заката, к  нам  скакал  Афонька Бида.

    - По малости чешем, - закричал он весело. - Что у вас тут за ярмарка?

    Я показал ему на Долгушова и отъехал.

    Они говорили коротко, - я не слышал слов. Долгушов  протянул  взводному свою книжку. Афонька спрятал ее в сапог и выстрелил Долгушову в рот.

    - Афоня, - сказал я с жалкой улыбкой и подъехал к казаку, - а я вот  не смог.

    - Уйди, - ответил он, бледнея, - убью!  Жалеете  вы,  очкастые,  нашего брата, как кошка мышку...

    И взвел курок.

    Я поехал шагом, не оборачиваясь, чувствуя спиной холод и смерть.

    - Бона, - закричал сзади Грищук, - ан дури!  -  и  схватил  Афоньку  за руку.

    - Холуйская кровь! - крикнул Афонька. - Он от моей руки не уйдет...

    Грищук нагнал меня у поворота. Афоньки  не  было.  Он  уехал  в  другую сторону.

    - Вот видишь, Грищук, - сказал я, - сегодня я потерял Афоньку,  первого моего друга...

    Грищук вынул из сиденья сморщенное яблоко.

    - Кушай, - сказал он мне, - кушай, пожалуйста...

          КОМБРИГ ДВА

    Буденный в красных штанах с серебряным лампасом стоял у дерева.  Только что убили комбрига два. На его место командарм назначил Колесникова.

    Час тому назад Колесников  был  командиром  полка.  Неделю  тому  назад Колесников был командиром эскадрона.

    Нового бригадного вызвали к  Буденному.  Командарм  ждал  его,  стоя  у дерева. Колесников приехал с Алмазовым, своим комиссаром.

    - Жмет нас гад, - сказал командарм с ослепительной  своей  усмешкой.  - Победим или подохнем. Иначе - никак. Понял?

    - Понял, - ответил Колесников, выпучив глаза.

    - А побежишь - расстреляю, - сказал командарм, улыбнулся и отвел  глаза в сторону начальника особого отдела.

    - Слушаю, - сказал начальник особого отдела.

    - Катись, Колесо! - бодро крикнул какой-то казак со стороны.

    Буденный стремительно повернулся  на  каблуках  и  отдал  честь  новому комбригу. Тот  растопырил  у  козырька  пять  красных  юношеских  пальцев, вспотел и ушел по распаханной меже. Лошади ждали его  в  ста  саженях.  Он шел, опустив голову,  и  с  томительной  медленностью  перебирал  кривыми, длинными  ногами.  Пылание  заката  разлилось    над    ним,    малиновое    и неправдоподобное, как

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту