Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

64

дослушав  до  конца, высвободил свои поводья и показал рукой на Сашку. Женщина помотала головой и проехала дальше. Тогда Левка вскочил к ней на седло, схватил за  волосы, отогнул голову и разбил ей кулаком лицо. Сашка  вытерла  подолом  кровь  и поехала дальше. Левка слез с  седла,  откинул  чуб  и  завязал  на  бедрах красный шарф. И завывающие трубачи повели эскадрон дальше, к сияющей линии Буга.

    Левка скоро вернулся к нам и закричал, блестя глазами:

    - Распатронил ее  вчистую...  Отошлю,  говорит,  матери,  когда  нужно. Евоную память, говорит, сама помню. А помнишь,  так  не  забывай,  гадючья кость... А забудешь - мы еще разок напомним. Второй раз забудешь -  второй раз напомним.

          ЗАМОСТЬЕ

    Начдив и штаб его лежали на скошенном поле в трех верстах от  Замостья. Войскам предстояла ночная атака города. Приказ по армии требовал, чтобы мы ночевали в Замостье, и начдив ждал донесений о победе.

    Шел дождь. Над залитой землей летели ветер и тьма. Звезды были потушены раздувшимися чернилами туч. Изнеможенные лошади вздыхали и переминались во мраке. Им нечего было дать. Я привязал повод коня к моей ноге,  завернулся в  плащ  и  лег  в  яму,  полную  воды.  Размокшая    земля    открыла    мне успокоительные объятия могилы. Лошадь натянула повод и  потащила  меня  за ногу. Она нашла пучок травы и стала щипать его. Тогда я заснул и увидел во сне клуню, засыпанную сеном. Над клуней гудело  пыльное  золото  молотьбы. Снопы пшеницы летали по небу, июльский день переходил в вечер, чащи заката запрокидывались над селом.

    Я был простерт на безмолвном ложе, и ласка сена  под  затылком  сводила меня с ума. Потом двери сарая разошлись со свистом.  Женщина,  одетая  для бала, приблизилась ко мне. Она вынула грудь из  черных  кружев  корсажа  и понесла ее мне с осторожностью, как кормилица  пищу.  Она  приложила  свою грудь к моей. Томительная теплота потрясла основы моей души, и капли пота, живого, движущегося пота, закипели между нашими сосками.

    "Марго, - хотел я  крикнуть,  -  земля  тащит  меня  на  веревке  своих бедствий, как упирающегося пса, но все же я увидел вас, Марго..."

    Я хотел это крикнуть, но челюсти мои, сведенные внезапным  холодом,  не разжимались.

    Тогда женщина отстранилась от меня и упала на колени.

    - Иисусе, - сказала она, - прими душу усопшего раба твоего...

    Она укрепила два истертых пятака на моих  веках  и  забила  благовонным сеном отверстие  рта.  Вопль  тщетно  метался  по  кругу  закованных  моих челюстей, потухающие зрачки медленно повернулись под медяками,  я  не  мог разомкнуть моих рук и... проснулся.

    Мужик с свалявшейся бородой лежал передо мной. Он держал в руках ружье. Спина лошади черной перекладиной

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту