Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

77

листовок теснились  кривые  строки  древнееврейских стихов. Печальным и скупым дождем падали они на  меня  -  страницы  "Песни песней" и револьверные патроны. Печальный дождь  заката  обмыл  пыль  моих волос, и я сказал юноше, умиравшему в углу на драном тюфяке:

    - Четыре месяца тому назад, в пятницу вечером, старьевщик Гедали привел меня к  вашему  отцу,  рабби  Моталэ,  но  вы  не  были  тогда  в  партии, Брацлавский.

    - Я был тогда в партии, - ответил мальчик, царапая грудь  и  корчась  в жару, - но я не мог оставить мою мать...

    - А теперь, Илья?

    - Мать в революции - эпизод, - прошептал  он,  затихая.  -  Пришла  моя буква, буква Б, и организация услала меня на фронт...

    - И вы попали в Ковель, Илья?

    - Я попал в Ковель! - закричал он с отчаянием. - Кулачье открыло фронт. Я принял сводный полк, но поздно. У меня не хватило артиллерии...

    Он умер, не доезжая Ровно. Он  умер,  последний  принц,  среди  стихов, филактерий и портянок. Мы похоронили его на забытой станции. И  я  -  едва вмещающий в древнем теле бури моего  воображения,  -  я  принял  последний вздох моего брата.

          АРГАМАК

    Я решил перейти в строй. Начдив поморщился, услышав об этом.

    - Куда ты прешься?.. Развесишь губы - тебя враз уконтрапупят...

    Я настоял на своем. Этого мало. Выбор мой пал на самую боевую дивизию - шестую.  Меня  определили  в  4-й  эскадрон  23-го  кавполка.    Эскадроном командовал  слесарь  Брянского  завода  Баулин,  по  годам  мальчик.    Для острастки он запустил себе бороду. Пепельные клоки закручивались у него на подбородке. В двадцать два свои года Баулин не  знал  никакой  суеты.  Это качество, свойственное тысячам Баулиных, вошло важным слагаемым  в  победу революции. Баулин был тверд, немногословен,  упрям.  Путь  его  жизни  был решен. Сомнений в правильности этого пути он не  знал.  Лишения  были  ему легки. Он умел спать сидя. Спал он, сжимая одну руку другой, и  просыпался так, что незаметен был переход от забытья к бодрствованию.

    Ждать себе пощады под командой Баулина нельзя было. Служба моя началась редким предзнаменованием удачи - мне дали лошадь. Лошадей  не  было  ни  в конском запасе, ни у крестьян. Помог  случай.  Казак  Тихомолов  убил  без спросу двух пленных  офицеров.  Ему  поручили  сопровождать  их  до  штаба бригады, офицеры могли сообщить важные сведения. Тихомолов не довел их  до места. Казака решили судить в Ревтрибунале, потом  раздумали.  Эскадронный Баулин наложил кару страшнее трибунала - он забрал у Тихомолова жеребца по прозвищу Аргамак, а самого заслал в обоз.

    Мука, которую я  вынес  с  Аргамаком,  едва  ли  не  превосходила  меру человеческих сил. Тихомолов вел лошадь с Терека, из дому. Она

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту