Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

85

Грищук?..

    Он смолчал и отвернулся. И только ночью, когда мы, согревая друг друга, лежали на сене, я узнал одну главу из его немой повести.

    Русские пленные работали по укреплению сооружений на  берегу  Северного моря. На время полевых работ их угнали в глубь Германии.  Грищука  взял  к себе одинокий и умалишенный фермер. Безумие его состояло  в  том,  что  он молчал. Побоями и голодовкой он выучил Грищука объясняться с ним  знаками. Четыре года они молчали и жили мирно. Грищук не выучился языку потому, что не слышал его. После  германской  революции  он  пошел  в  Россию.  Хозяин проводил его до края деревни. У большой  дороги  они  остановились.  Немец показал на церковь, на  свое  сердце,  на  безграничную  и  пустую  синеву горизонта. Он прислонился своей  седой  взъерошенной  безумной  головой  к плечу Грищука. Они постояли так  в  безмолвном  объятии.  И  потом  немец, взмахнув руками, быстрым, немощным и путаным шагом побежал назад, к себе.

          ИХ БЫЛО ДЕВЯТЬ

    Девяти пленных нет в живых. Я знаю это сердцем. Когда  Голов,  взводный командир из сормовских рабочих, убил длинного поляка, я сказал  начальнику штаба:

    - Пример взводного развращает бойцов. Надо  отправить  их  в  штаб  для опроса.

    Начальник штаба разрешил. Я вынул из сумки карандаш и бумагу  и  вызвал Голова.

    - Ты через очки смотришь  на  свет,  -  сказал  он,  глядя  на  меня  с ненавистью.

    - Через очки, - ответил я. - А ты как смотришь на свет, Голов?

    - Я смотрю через несчастную нашу рабочую жизнь, - сказал он и отошел  к пленному, держа в руках польский мундир с болтающимися рукавами. Мундир не пришелся по мерке. Рукава едва  достигали  локтей.  Тогда  Голов  прощупал пальцами егеревские кальсоны пленного.

    - Ты офицер, - сказал Голов, закрываясь рукой от солнца.

    - Нет, - услышали мы твердый ответ.

    - Наш брат таких не носит, - пробормотал Голов и замолчал.  Он  молчал, вздрагивал, смотрел на пленного, глаза его белели и расширялись.

    - Матка вязала, - сказал пленный с твердостью. Я обернулся  и  взглянул на него. Это был юноша с тонкой талией. На желтых щеках его вились баки.

    - Матка вязала, - повторил он и опустил глаза.

    - Фабричная у тебя матка, - подхватил Андрюшка Бурак, румяный казачок с шелковыми волосами,  тот  самый,  который  стаскивал  штаны  с  умирающего поляка. Штаны эти были  переброшены  через  его  седло.  Смеясь,  Андрюшка подъехал к Голову, осторожно снял у него с руки мундир, кинул  к  тебе  на седло поверх штанов и, легонько взмахнув плетью, отъехал от нас.

    Солнце вылилось в это мгновение из-за туч.  Оно  ослепительно  окружило Андрюшкину лошадь, веселый ее бег, беспечные  качания  ее  куцого  хвоста. Голов с недоумением

 
http://www.obuvcentr.ru/ распродажа мужской обуви оптом в москве.

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту