Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

5

берегу. Тот берег, к  которому я прибьюсь, будет в выигрыше.

    Грач спросил его:

    - Кто ты, откуда ты идешь и чем ты дышишь?

    - Попробуй меня, Фроим, - ответил  Беня,  -  и  перестанем  размазывать белую кашу по чистому столу.

    - Перестанем размазывать кашу, - ответил Грач, - я тебя попробую.

    И налетчики собрали совет, чтобы подумать о Бене Крике.  Я  не  был  на этом совете. Но говорят, что они собрали совет. Старшим был тогда покойный Левка Бык.

    - Что у него делается под шапкой, у этого Венчика? -  спросил  покойный Бык.

    И одноглазый Грач сказал свое мнение:

    - Беня говорит мало, но он говорит смачно. Он говорит мало, но хочется, чтобы он сказал еще что-нибудь.

    - Если так, - воскликнул покойный  Левка,  -  тогда  попробуем  его  на Тартаковском.

    - Попробуем его на Тартаковском, -  решил  совет,  и  все,  в  ком  еще квартировала  совесть,  покраснели,  услышав  это  решение.    Почему    они покраснели? Вы узнаете об этом, если пойдете туда, куда я вас поведу.

    Тартаковского называли у  нас  "полтора  жида"  или  "девять  налетов". "Полтора жида" называли его потому, что ни один еврей не  мог  вместить  в себе столько дерзости и денег, сколько было у Тартаковского. Ростом он был выше самого высокого городового в Одессе, а весу имел  больше,  чем  самая толстая еврейка. А "девятью налетами" прозвали Тартаковского  потому,  что фирма Левка Бык и компания произвели на его контору не восемь и не  десять налетов, а именно девять. На долю Бени, который не был тогда еще  Королем, выпала честь совершить  на  "полтора  жида"  десятый  налет.  Когда  Фроим передал ему об этом, он сказал "да" и вышел,  хлопнув  дверью.  Почему  он хлопнул дверью? Вы узнаете об этом, если пойдете туда, куда я вас поведу.

    У Тартаковского душа убийцы, но он наш. Он вышел из нас. Он наша кровь. Он наша плоть, как будто одна мама нас родила.  Пол-Одессы  служит  в  его лавках.  И  он  пострадал  через  своих  же  молдаванских.  Два  раза  они выкрадывали его для выкупа, и однажды во  время  погрома  его  хоронили  с певчими. Слободские громилы  били  тогда  евреев  на  Большой  Арнаутской. Тартаковский убежал от них и встретил похоронную процессию  с  певчими  на Софийской. Он спросил:

    - Кого это хоронят с певчими?

    Прохожие ответили, что это хоронят Тартаковского.  Процессия  дошла  до Слободского кладбища. Тогда наши вынули из гроба пулемет и  начали  сыпать по слободским громилам. Но "полтора жида"  этого  не  предвидел.  "Полтора жида" испугался до смерти. И какой хозяин не испугался бы на его месте?

    Десятый налет на человека, уже похороненного однажды,  это  был  грубый поступок. Беня, который еще  не  был  тогда  Королем,  понимал  это  лучше

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту