Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

19

хозяйке  солдат  с  медалью  и стал рассказывать ей всю историю с помещиком, но он не досказал до  конца, потому что маклер, перебивая его, завизжал изо всех сил.

    - Какая нахальства, - завизжал он  и  швырнул  вниз  ермолку,  -  какая нахальства набросить на руки  чужого  ребенка  и  самой  пропасть  на  три года... Идите дайте ему цицю...

    - Вот я иду  к  тебе,  аферист,  -  пробормотала  Любка  и  побежала  к лестнице. Она вошла в комнату и вынула грудь из запыленной кофты.

    Мальчик потянулся к ней, искусал  чудовищный  ее  сосок,  но  не  добыл молока. У матери надулась  жила  на  лбу,  и  Цудечкис  сказал  ей,  тряся ермолкой.

    - Вы все хотите захватить себе, жадная Любка;  весь  мир  тащите  вы  к себе, как дети тащат скатерть с хлебными крошками; первую  пшеницу  хотите вы и первый виноград; белые хлебы хотите вы печь на солнечном  припеке,  а маленькое дите ваше, такое  дите,  как  звездочка,  должно  захлянуть  без молока...

    - Какое там молоко, - закричала  женщина  и  надавила  грудь,  -  когда сегодня прибыл в гавань "Плутарх" и я сделала пятнадцать верст по  жаре?.. А вы, вы запели  длинную  песню,  старый  еврей,  -  отдайте  лучше  шесть рублей...

    Но Цудечкис опять не отдал денег. Он распустил рукав,  обнажил  руку  и сунул Любке в рот худой и грязный локоть.

    - Давись, арестантка, - сказал он и плюнул в угол.

    Любка подержала во рту чужой локоть, потом вынула его, заперла дверь на ключ и пошла во двор. Там уже дожидался ее мистер Троттибэрн,  похожий  на колонну из  рыжего  мяса.  Мистер  Троттибэрн  был  старшим  механиком  на "Плутархе". Он привез с собой к Любке двух матросов. Один из матросов  был англичанином,  другой  был  малайцем.  Все  втроем  они  втащили  во  двор контрабанду, привезенную из Порт-Саида. Их ящик был тяжел, они уронили его на землю, и  из  ящика  выпали  сигары,  запутавшиеся  в  японском  шелку. Множество баб сбежалось к ящику, и две пришлые цыганки, колеблясь и гремя, стали заходить сбоку.

    - Прочь, галета! - крикнула им Любка и увела моряков в тень под акацию. Они сели там за стол, Евзель подал им вина, и мистер Троттибэрн  развернул свои товары. Он вынул из тюка сигары и тонкие шелка, кокаин и  напильники, необандероленный табак из штата  Виргиния  и  черное  вино,  купленное  на острове Хиосе. Всякому товару была  особая  цена,  каждую  цифру  запивали бессарабским вином, пахнущим солнцем и клопами. Сумерки побежали по двору, сумерки побежали, как вечерняя волна на широкой  реке,  и  пьяный  малаец, полный удивления,  тронул  пальцем  Любкину  грудь.  Он  тронул  ее  одним пальцем, потом всеми пальцами по очереди.

    Желтые и нежные его глаза повисли над столом, как  бумажные  фонари  на

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту