Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

65

переплетов.

    Однажды в весеннее утро приятель Пескина Миша Яблочко постучался к нему в мастерскую.

    - Арон, - сказал гость Пескину, - на улице дивная погода. В  моем  лице ты  имеешь  типа,  который  способен  захватить  с  собой    полбутылки    с любительской закуской и поехать кататься по воздуху в Аркадию... Ты можешь смеяться над таким субъектом, но я любитель сбросить иногда все эти  мысли с головы...

    Пескин оделся и поехал с Мишей  Яблочко  на  штейгере  в  Аркадию.  Они катались до вечера; в сумерках Миша Яблочко вошел  в  комнату,  где  мадам Пескина мыла в корыте четырнадцатилетнюю свою дочь.

    - Приветствую, - сказал Миша, снимая шляпу,  -  мы  бесподобно  провели время. Воздух - это что-то небывалое, но  только  надо  наесться  горохом, прежде чем говорить с вашим мужем... Он имеет надоедливый характер.

    - Вы нашли кому рассказывать, - произнесла мадам Пескина,  хватая  дочь за волосы и мотая ее во все стороны. - Где он, этот авантюрист?

    - Он отдыхает в палисаднике.

    Миша снова приподнял  шляпу,  простился  и  уехал  на  штейгере.  Мадам Пескина, не дождавшись мужа, пошла за ним в палисадник. Он сидел  в  шляпе панама, облокотившись о садовый стол, и скалил зубы.

    - Авантюрист, - сказала ему мадам Пескина, - ты еще смеешься... У  меня делается припадок от твоей дочери, она не хочет мыть голову... Пойди, имей беседу с твоей дочерью...

    Пескин молчал и все скалил зубы.

    - Бонабак, - начала мадам Пескина, заглянула мужу под  шляпу  панама  и закричала.

    Соседи сбежались на ее крик.

    - Он не живой, - сказала им мадам Пескина. - Он мертвый.

    Это была ошибка. Пескину в двух местах прострелили  грудь  и  проломили череп, но он жил еще. Его отвезли в еврейскую больницу. Не кто другой, как доктор    Зильберберг,    сделал    раненому    операцию,    но    Пескину      не посчастливилось - он умер под ножом. В ту же ночь Чека арестовала человека по прозвищу Грузин и его друга Колю Лапидуса. Один из них был кучером Миши Яблочко, другой ждал экипаж в Аркадии, на берегу моря у поворота, ведущего в степь. Их расстреляли  после  допроса,  длившегося  недолго.  Один  Миша Яблочко ушел из засады.  След  его  потерялся,  и  несколько  дней  прошло прежде, чем на двор к Фроиму Грачу пришла старуха, торговавшая  семечками. Она несла на руке  корзину  со  своим  товаром.  Одна  бровь  ее  мохнатым угольным кустом была поднята кверху, другая, едва  намеченная,  загибалась над веком. Фроим Грач сидел, расставив ноги, у конюшни и  играл  со  своим внуком Аркадием. Мальчик этот три  года  назад  выпал  из  могучей  утробы дочери его Баськи. Дед протянул Аркадию палец, тот охватил  его,  повис  и стал качаться на нем, как на перекладине.

    - Ты - чепуха...

 
Двери межкомнатные на рынке люблино www.lpole.ru.

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту