Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

43

потому, что крытых помещений не хватает на  тридцать  тысяч  фунтов свежего листа, ежедневно доставляемого с плантаций.

    После того как лист завяливается в течение суток, он поступает в прессы для скручивания. Только тогда получается прообраз ароматических  и  черных корешков, так знакомых нам. Потом наступает черед для  процесса  брожения. Лист, тронутый уже бурым и влажным  ядом  гниения,  созрел  для  сушки.  В герметической печи, похожей на пригородный  домик,  вращается  бесконечная железная ткань, чай рассыпан по ней ровным пластом. В этом  паровом  доме, сложном, как мотор, и наглухо закупоренном, чай подвергается медленному  и равномерному нагреванию. Процесс сушки повторяется дважды.  И  вынутый  из печи во второй раз - чай готов. Он уже черен, растрепан, но лишен аромата. Последний  взмах  резца  принадлежит  сортировкам.  Устройство  сортировок незамысловато, работа их общепонятна, но в этой стадии производства  лежит залог успеха; неощутимые свойства чая заявляют здесь о тирании, чье тонкое коварство недоступно восприятию непосвященного.

    Сортировкой называется сетчатый барабан, разделенный на  секторы,  и  с особым  делением  сетки  в  каждом  секторе.  Барабан,  совершая    быстрое вращательное  движение,  просеивает  чай,  причем  сквозь  первые  сектора проходят наиболее мелкие и  ценные  его  части;  чем  дальше  к  выходному отверстию барабана, тем крупнее становятся  деления,  тем  грубее  выходят просеивающиеся чаинки. Под каждым сектором поставлен  деревянный  ящик.  В него попадает чай, обработанный данной частью барабана. Поэтому  в  каждом ящике - особый сорт чая. В номерах втором и третьем - высшие сорта, потому что они получаются от  сортировки  самой  почки  и  верхнего  листочка;  в следующих  ящиках  -  низшие    сорта,    получающиеся    после    просеивания загрубевших и старых листьев.

    После сортировки - упаковка. И это все. Такова  схема.  На  третьи  или четвертые сутки после поступления зеленого листа с плантаций, в результате простейших и незатейливых процессов, чай поступает в кладовые фабрики  для того,  чтобы  в  течение  нескольких    месяцев    отлежаться    и    получить специфический аромат.

    Такова схема, но она бедна, как человеческий костяк, не  одетый  мясом, мускулами и кожей. Не в схеме тут дело. Скрытая жизнь  материала,  простые на вид,  а  на  самом  деле  неуловимые  превращения  листа,  тираническое непостоянство  его  основных  свойств  -  все  это    требует    неусыпного, нескончаемого внимания и опыта, изощренного десятилетиями. От ничтожнейших изменений температуры, от получасовой передержки в завяливании и сушке, от неосязаемых качеств сборки зависит конечный результат. И ни  для  кого  не секрет,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту