Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

5

и  навались. Мало ей с ангелом спать, мало ей того, что никто рядом на стенку не плюет, не храпит, не  сопит,  мало  ей этого,  ражей  бабе, яростной, так нет, еще бы пузо греть, пузо вспученное и горючее. И задавила она ангела божия,  задавила  с пьяну    да    с    угару  на  радостях,  задавила,  как  младенца недельного, под себя подмяла и пришел ему смертный конец,  и  с крыльев, в простыню завороченных, бледные слезы закапали.

        А  пришел  рассвет  - деревья гнутся долу. В далеких лесах северных каждая елка попом сделалась,  каждая  елка  преклонила колени.

        Снова  стоит  баба  перед  престолом  господним,  широка в плечах, могуча, на красных руках ее юный труп лежит.

        - Воззри, господи.

        Тут Исусово кроткое сердце  не  выдержало,  проклял  он  в сердцах женщину:

        - Как повелось на земле, так и с тобой поведется, Арина.

        Что-ж, господи, - отвечает ему женщина неслышным голосом - я ли свое  тяжелое  тело сделала, я ли водку курила, я ли бабью душу одинокую, глупую выдумала...

        - Не желаю я с тобой возжаться, - восклицает господь  Исус - задавила ты мне ангела, ах, ты паскуда...

        И кинуло Арину гнойным ветром на землю, на Тверскую улицу, в присужденные  ей  номера  -  Мадрид и Лувр. А там уже море по колено. Серега гуляет на  последях,  как  он  есть  новобранец. Подрядчик Трофимыч только что из Коломны приехал, увидел Арину, какая она здоровая да краснолицая.

        - Ах, ты пузанок, - говорит, и тому подобное.

        Исай  Абрамыч,  старичек,  об этом пузанке прослышав, тоже гнусавит:

        - Я, - говорит, -  не  могу  с  тобой  закон  иметь  после произошедшего, однако, тем же порядком полежать могу...

        Ему  бы  в  матери  сырой  земле  лежать, а не то, что как нибудь иначе, однако и он в душу поплевал.  Все  точно  с  цепи сорвались  -  кухонные  мальчики,  купцы  и  инородцы. Торговый человек - он играет.

        И вот тут сказке конец.

        Перед тем как родить, потому  что  время  три  месяца  уже отчеканило,  вышла Арина на черный двор, за дворницкую, подняла свой ужасно громадный живот к  шелковым  небесам  и  промолвила бессмысленно:

        - Вишь,  господи, вот пузо. Барабанят по ем ровно горох. И что это такое - не пойму. И понять этого, господи, не желаю.

        Слезами омыл Исус Арину в ответ, на колени стал спаситель.

        - Прости меня, Аринушка, бога грешного,  и  что  я  это  с тобою исделал...

        - Нету  тебе  моего прощения, Исус Христос, - отвечает ему Арина, - нету.

          СКАЗКА ПРО БАБУ.

        Жила  была  баба,  Ксенией  звали.  Грудь  толстая,  плечи круглые, глаза синие. Вот какая баба была. Кабы нам с вами!

        Мужа  на  войне  убили.  Три года баба без мужа прожила, у богатых господ  служила. 

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту