Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

10

Родила Арина Сереге на  прощеное воскресенье двойню. Вода текет,  звезда  сияет,  мужик  ярится.  Произошла Арина в другой раз в интересное  положение,  шестой  месяц  катится,  они, бабьи месяцы, катючие. Сереге в  солдаты  идтить,  вот  и  запятая.  Арина возьми и скажи:

    - Дожидаться тебя мне, Сергуня, нет расчета. Четыре  года  мы  будем  в разлуке, за четыре года мало-мало, а троих рожу. В номерах служить - подол заворотить. Кто прошел - тот господин, хучь еврей, хучь всякий. Придешь ты со службы - утроба у мине утомленная, женщина я буду сношенная, рази я  до тебя досягну?

    - Диствительно, - качнул головой Серега.

    - Женихи  при  мне  сейчас  находятся:  Трофимыч  подрядчик  -  большие грубияне, да Исай  Абрамыч,  старичок,  Николо-Святской  церкви  староста, слабосильный мужчина, - да мне сила ваша злодейская с души воротит, как на духу говорю, замордовали совсем... Рассыплюсь я от сего  числа  через  три месяца, отнесу младенца в воспитательный и пойду за них замуж...

    Серега это услыхал, снял с себя ремень, перетянул  Арину,  геройски  по животу норовит.

    - Ты, - говорит ему баба, -  до  брюха  не  очень  клонись,  твоя  ведь начинка, не чужая...

    Было тут бито-колочено, текли тут мужичьи слезы, текла тут бабья кровь, однако ни свету, ни выходу. Пришла тогда баба к Иисусу Христу и говорит:

    - Так и так, господи Иисусе. Я - баба Арина с номерей "Мадрид и  Лувр", что на Тверской. В номерах служить - подол заворотить. Кто  прошел  -  тот господин, хучь еврей, хучь всякий. Ходит тут по земле  раб  твой,  младший дворник Серега. Родила я  ему  в  прошлом  годе  на  прощеное  воскресенье двойню...

    И все она господу расписала.

    - А ежели Сереге в солдаты вовсе не пойтить? - возомнил тут спаситель.

    - Околоточный небось потащит...

    - Околоточный, - поник  головою  господь,  -  я  об  ем  не  подумал... Слышишь, а ежели тебе в чистоте пожить?..

    - Четыре-то года? - ответила  баба.  -  Тебя  послушать  -  всем  людям разживотиться надо, у тебя это давняя повадка, а приплод где возьмешь?  Ты меня толком облегчи...

    Навернулся тут на господни щеки румянец,  задела  его  баба  за  живое, однако смолчал. В ухо себя не поцелуешь, это и богу ведомо.

    - Вот что, раба божия, славная грешница дева  Арина,  -  возвестил  тут господь во славе своей, - шаландается у меня на небесах ангелок, Альфредом звать, совсем от рук отбился, все плачет: что это  вы,  господи,  меня  на двадцатом году жизни в ангелы произвели, когда я вполне бодрый юноша.  Дам я тебе, угодница, Альфреда-ангела на  четыре  года  в  мужья.  Он  тебе  и молитва, он тебе и защита, он тебе и хахаль. А родить от него не токмо что ребенка, а и утенка немыслимо, потому забавы

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту