Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

20

несварения  желудка.  Кровь, потекшая по жилам, имела - так мне  казалось  -  вкус  и  цвет  малинового варенья.

    Малышев рассчитал верно; торговля пошла ходко. Со всех  краев  степи  к берегу тянулись медленные потоки телег. По спинам сытых лошадей  двигалось солнце. Солнце сияло на вершинах пшеничных холмов. Телеги  тысячами  точек спускались к Волге. Рядом с лошадьми шагали гиганты в шерстяных  фуфайках, потомки голландских фермеров, переселенных  при  Екатерине  в  Приволжские урочища. Лица их остались такими  же,  как  в  Саардаме  и  Гаарлеме.  Под патриархальным  мхом  бровей,  в  сети  кожаных  морщин,  блестели    капли поблекшей бирюзы. Дым трубок таял в  голубых  молниях,  протянувшихся  над степью. Колонисты медленно всходили  на  баржу  по  трапу;  деревянные  их башмаки стучали, как колокола твердости и покоя. Товар выбирали старухи  в накрахмаленных чепцах и коричневых тальмах. Покупки выносились к  бричкам. Доморощенные живописцы рассыпали вдоль этих возков охапки полевых цветов и розовые бычьи морды. Наружная сторона бричек  была  закрашена  обыкновенно синим глубоким тоном. В нем  горели  восковые  яблоки  и  сливы,  тронутые солнечным лучом.

    Из дальних мест приезжали на верблюдах. Животные  ложились  на  берегу, расчерчивая горизонт сваливающимися горбами.  Торговля  наша  кончалась  к вечеру. Лавка запиралась; охрана, состоявшая из  инвалидов,  и  приказчики разоблачались и прыгали с бортов в Волгу, подожженную закатом.  В  далекой степи красными валами ходили хлеба,  в  небе  обрушивались  стены  заката. Купанье сотрудников продовольственной в Самарскую губернию экспедиции (так назывались мы в официальных  бумагах)  представляло  собой  необыкновенное "зрелище. Калеки поднимали в воде илистые розовые фонтаны. Охранники  были об одной ноге, другие недосчитывали руки  или  глаза.  Они  спрягались  по двое, чтобы плавать. На двух человек приходилось две  ноги,  они  колотили обрубками по воде, илистые струи втягивались  водоворотом  между  их  тел. Рыча и фыркая калеки вываливались на берег;  разыгравшись,  они  потрясали культяпками  навстречу  несущимся  небесам,  закидывали  себя    песком    и боролись, уминая друг дружке  обрубленные  конечности.  После  купанья  мы отправлялись ужинать в трактир Карла Бидермаера. Этот ужин увенчивал  наши дни. Две девки с кроваво-кирпичными руками - Августа и Анна - подавали нам котлеты,  рыжие  булыжники,  шевелившиеся  в  струях  кипящего    масла    и заваленные  скирдами  жареного  картофеля.    Для    вкуса    в    деревенскую гороподобную эту еду подбавляли лук и чеснок. Перед нами ставили  банки  с кислыми огурцами. Из круглых окошечек, вырезанных высоко, у потолка, шел с базарной площади дым

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту