Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

6

акту («Как не похожа была будничная эта стряпня на любовь моих хозяев за стеной…»; «Гонорар»); «утомительная правильность» и «безжизненность» Раисиного слога], а местом действия становится ее более или менее стабильный дом [гостиница, где живет и имеет контакты проститутка; «замок» Бендерских].

(в) Героиня старше героя [Вере тридцать; возраст Раисы не указан, но она явно солиднее героя и своей молодой горничной; более того, через сон, снящийся герою, она соотнесена с увядшей сорокалетней прачкой Катей]. У нее большое полное тело и большая грудь [у проститутки Веры и прачки Кати плечи/грудь к тому же «опавшие»], что придает ее облику черты «земной матери» (Earth-Mother). Соответственно, ее дом является своего рода храмом любви [профессионалка Вера принимает героя в предназначенном для этого номере гостиницы; дом Бендерских напоминает бордель своей обстановкой, чему вторит удвоение Раисы в ее распутного вида горничной].

(г) Занятый поиском матери, герой символически припадает к груди героини и вступает с ней в эдиповскую связь. Эротическое возбуждение героини, сосредоточенное в ее глазах и груди, парадоксально сочетает оральные, вагинальные и фаллические черты: 

«Голова моя тряслась у ее груди, свободно вставшей надо мною. Оттянутые соски толкались о мои щеки. Раскрыв влажные веки, они толкались, как телята» («Гонорар»);

«[М]ы стали переводить «Идиллию»… рассказ о том, как голодный юноша-плотник отсосал у толстой кормилицы молоко, тяготившее ее» […] «Из-под кротовой шапочки на меня смотрели блестящие испуганные глаза. Рыжий мех ресниц жалобно вздрагивал […] Грудь ее свободно лежала в шелковом мешке платья; соски выпрямились, шелк накрыл их» («Мопассан»).

Эдиповский характер носят и взаимоотношения героя со второй родительской фигурой – отцовской [с «церковным старостой» и другими вымышленными клиентами («Справка»/«Гонорар»); с покровителем Казанцевым, соперником Бендерским и кумиром Мопассаном («Мопассан»)].

(д) Наряду с материнско-хтоническими чертами, героиня, осуществляющая инициацию героя, наделена также «религиозным» именем [Вера; Раиса – «райская»] и ассоциирована с христианским мифом:

Вера «выходила на Головинский [Голгофа?] проспект и […] плыла впереди толпы, как плывет богородица на носу рыбачьего баркаса…» («Справка»).

«Изо всех богов, распятых на кресте, это был самый обольстительный» («Мопассан»).

Сакральные мотивы включают приобщение к таинствам не только пола и веры, но и смерти [смерти вымышленного «церковного старосты» и самого героя, которому, по ходу его импровизации «гибель казалась неотвратимой» («Справка»); смерти Мопассана и Бендерского, о котором говорится, что он был близок к Распутину и что «ткань действительности порвалась

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту